Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 20 из 105

Тема: Силачи прошлого и настоящего

  1. #1
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию Силачи прошлого и настоящего

    Открывая эту тему, я хочу, чтобы ребята, которые занимаются железом, хоть немного узнали о наших выдающихся силачах прошлого и настоящего. Я как и многие, начал заниматься со штангой, только после того как прочитал книгу "Тайна железного Самсона". Не секрет, что в нашей стране всегда хватало очень сильных людей и хотелось бы, чтобы на их примерах, те кто сейчас занимается силовыми видами спорта, набирали силу, здоровье и мощь не только тела, но и души. Начнем с легендарного "Гакка".
    Георг Гаккеншмидт(1878–1968 гг.)
    Gak_7.JPG

    Огромной популярностью среди любителей спорта во всем мире пользуется имя Георга Гаккеншмидта. Подтверждением этому служат и слова олимпийского чемпиона Юрия Власова: "Да, я зачитывался в юности Куприным, который дружил с Заикиным. Но мою судьбу определил Гаккеншмидт! И это не преувеличение. Тогда в лондонском Скала-театре мне посчастливилось встретиться с человеком, который помог мне понять себя и свою силу."

    Вот как вспоминает о первом появлении Гаккеншмидта в Петербурге известный впоследствии популяризатор российской атлетики и организатор турниров по французской (классической) борьбе "Дядя Ваня" Лебедев: " В один из зимних вечеров 1898 года занималось нас несколько человек: братья Прохоровы, Цехановский, Гвидо Мейер, я и др. в атлетическом кабинете Краевского. Вдруг отворяется дверь из гостиной и "старик-доктор" вводит за руку какого-то широкоплечего юношу в сером потрепанном пиджаке со словами: "Господа, рекомендую: Гаккеншмидт из Юрьева, так сказать, Звезда Эстляндии!" Надо признаться, что встретили мы гостя не особенно дружелюбно: уж очень ревниво тогда относились к иногородним атлетам. К тому же, мы слышали, что Гаккеншмидт выжимает одной рукой 6 пудов, а в других движениях слаб. Когда он стал раздеваться, мы втайне рассчитывали, что вот-вот "всыпем" юрьевскому атлету. Но только Гаккеншмидт снял пиджак и рубашку, мы так и ахнули: такой мускулатуры ни у одного атлета нам не приходилось видеть! Совершенно без жира, весь рельефный, с бицепсами 44-45 см, с феноменально широкой спиной, покрытой комками мышц "новичок" еще не подходя к штанге одной своей фигурой побил нас всех в пух и прах. Он начал выжимание одной рукой с 200 фунтов - штанги пошли вверх как легкие тросточки...220, 240 и 260 -то же самое! Это был всероссийский рекорд! Трудно описать, что творилось в кружке: Гаккеншмидту кричали "браво", "ура", его качали и т.д. Мы уже не завидовали, прямо осознав, что "новичок" головой выше нас всех. В один из следующих дней Гаккеншмидт выжал одной рукой 282 фунта, побив на 2 фунта рекорд Сандова, считавшийся тогда всемирным..."
    Георг Карл Юлиус Гаккеншмидт родился 20 июля (1 августа по новому стилю) 1877 года в Тарту в семье мастера-красильщика. Сведений о его детских годах сохранилось крайне мало. Маленький Георг любил играть со сверстниками на лугах в пойме реки Эманыги. В возрасте 8 - 9 лет он командовал небольшой армией, в том числе и ребятами постарше себя, поскольку был сильнее всех. Позднее, учась в реальном училище, Георг любил гимнастику, прыгал в высоту и длину и уже тогда занимался с гантелями. В 15 лет Гаккеншмидт уходит из училища и устраивается помощником котельщика. В свободное время он продолжает заниматься спортом. Особенно заметным его прогресс становится после переезда в г. Тарту, где Георг начал тренироваться под руководством А. Андрушкевича.

    В 1895 году переезжает в Таллин, где работает на машиностроительном заводе. В это время увлекается велосипедными спортом, выигрывает несколько призов. Затем увлекся тяжелой атлетикой, и это увлечение осталось на всю жизнь. Посещает атлетический клуб, много тренируется самостоятельно.
    Работая на заводе, он изготовил себе специальный пудовый молот, который также использовал для своих тренировок. Много уделял внимания тренировкам со штангой и гирями. Особое внимание уделял развитию мышц ног, используя для этого не только специальные упражнения со штангой, но и прыжки через скакалку и различные препятствия (стол, стулья). Часто, тренируя ноги, он забирался по внутренней лестнице на шпиль церкви Оливеста, держа в руках по двухпудовой гире, а иногда сажал на плечи какого-нибудь мальчишку. Особенно любил прыжки. В особом комбинированном прыжке (в высоту и длину одновременно) он имел результат 360 см в длину. Кстати, прыжками он занимался до глубокой старости. Даже в возрасте 82 лет Гаккеншмидт мог перепрыгнуть через веревку, натянутую на спинках двух стульев, отталкиваясь от пола двумя ногами одновременно.
    В 1896 году на клубных соревнованиях Гаккеншмидт показывает следующие результаты: жим одной рукой: 65,8 кг - 12 раз, 70,3 кг - 10 раз, 89,8 кг - 3 раза. Кроме того, он поднял на бицепс до уровня груди 56,7 кг правой рукой и 54 кг - левой. В том же 1896 году состоялось и первое публичное выступление Гаккеншмидта. Силовые номера в исполнении 18 -летнего атлета заслужили всеобщее одобрение. В том же году в Таллинне Гаккеншмидт знакомится со знаменитым профессиональным атлетом Георгом Лурихом, и эта встреча оказала большое влияние на его дальнейшую судьбу. Несмотря на то что Гаккеншмидт еще не занимался в то время борьбой, он решил попробовать побороться с Лурихом и первую схватку закончил вничью, проиграв лишь во второй. В октябре 1896 года за свои успехи на борцовском поприще Гаггеншмидт удостоился титула "первый силач Таллинна". Проигрыш Луриху заставил Гаккеншмидта больше внимания уделить борьбе. Параллельно Гакк продолжал занятия с "железом", достигнув к 1897 году следующих антропометрических данных: рост- 174 см, обхват шеи - 45 см, предплечья - 32 см, запястья - 19 см, груди - 114 - 117 см, бедра - 60 см, голени - 40 см, вес - около 80 кг. Его высшие достижения в поднятии тяжестей были таковы: толчок двумя руками - 98 кг на 12 раз, толчок одной рукой - 85 кг - 7 раз, жим штанги одной рукой - 98 кг на один раз.
    Однажды повредив руку, Гаккеншмидт обратился к врачу, и там его увидел "отец русской атлетики" В.Ф. Краевский и пригласил приехать в Петербург. С момента приезда в Санкт- Петербург в январе 1898 года в жизни Гаккеншмидта начинается новый этап, в котором весьма важную роль играет доктор Краевский. В своей книге "Путь к силе и здоровью" Гаккеншмидт пишет: "Я могу смело сказать, что все то, что я приобрел и чем стал, я обязан Краевскому. Это был он, кто учил меня, как жить и тренироваться, и это был он, который вел меня по моему жизненному пути. Я должен принести ему самую глубокую благодарность. Но не я один являюсь его должником, даже если обязан ему большим, чем кто-то другой. Везде на свете есть атлеты. И все они прямо или косвенно являются его должниками. Поэтому его с полным правом назвали "отцом атлетики..." Тренировки в клубе Краевского имели разносторонний характер: помимо поднятия тяжестей Гаккеншмидт совершенствовал и приемы борьбы, и эти занятия вскоре стали приносить свои плоды. Поначалу бывало уступал сильным борцам, но в апреле 1898 года он всего за четыре минуты на глазах у изумленной публики тушировал француза Поля Понса, незадолго до этого провозглашенного в Париже чемпионом мира. Это был первый крупный успех молодого атлета на борцовском ковре. Вскоре Гаккеншмидт стал фигурой номер один в Петербурге Он побеждал всех и вся. То же самое было в Москве и в других городах.
    Не забывал Георг и о поднятии тяжестей. В 1898 году он побил рекорд мира в жиме одной рукой, принадлежавший немцу Евгению Сандову, выжав 116 кг. В том же году на чемпионате Европы в Вене Гакк, как его называли современники, становится всего третьим, но справедливости ради надо сказать, что тогда не существовало весовых категорий, и со своим весом в 89 кг Гаккеншмидту было трудно сражаться на равных с тяжеловесами, вроде ставшего чемпионом Европы австрийцем тюрком, вес которого составлял 120 кг. К тому же, ему, как и прочим российским атлетам, пришлось соревноваться в в упражнениях, которые были неизвестны в России. Тем не менее, Гакк выступил достойно, установив по ходу дела два мировых рекорда: в рывке и жиме, за что получил золотые медали. В турнире же борцов, который начался сразу же по окончании соревнований тяжелоатлетов, он становится первым.
    Несмотря на то что занятия борьбой мешали Гаккеншмидту в его занятиях с отягощениями, он все же в январе 1899 года устанавливает мировой рекорд а жиме двумя руками - 127 кг. В том же году Гаккеншмидт призывается на военную службу и зачисляется в Преображенский полк, в личную охрану царя. Однако вскоре он был освобожден от службы по причине "слабого здоровья". Предполагают, что за этим фактом стояли высшие чины, меценаты спорта.
    27 октября 1899 года Гаккеншмидт едет в Париж, где собирается принять участие в соревнованиях по борьбе. На тот момент он был чемпионом Европы среди любителей, но среди профессионалов его никто не знал, за исключением разве что Понса. в 1901 году на международном чемпионате в Париже завоевывает звание чемпиона ми- ра по французской борьбе. С этого момента начинается триумфальное шествие Гаккеншмидта, как атлета и борца, по разным странам. После одного из борцовских турниров, проходившего в Париже в 1899 году, публика стала называть Гаккеншмидта "Русским львом". Во время одного из своих турне Гаккеншмидт побывал в Мюнхене, где зашел к знаменитому в прошлом атлету Гансу Штейеру, державшему в своем кабачке в качестве реликвий огромные камни, бочки и прочие тяжести. Славился Штейер своим чудачеством. Трость его весила 40 фунтов(18кг), табакерка, которую он держал на ладони, угощая своих друзей, весила 100 фунтов(45,4кг). Иногда он надевал на голову цилиндр весом в 75 фунтов(34кг), и придя в кафе, оставлял его на столе, затем просил официанта принести ему цилиндр. Гаккеншмидт попробовал свои силы и приподнял одной рукой с земли камень весом в 300 кг. Однако после нескольких удачных схваток Гаккеншмидту пришлось сняться с турнира из-за застарелой травмы плеча. Полгода после этого он выполнял силовые упражнения осторожно, но затем предпринял очередную попытку установить мировой рекорд в поднятии тяжестей, которая привела к рецидиву травмы. После этого Гаккеншмидт отказывается от занятий с отягощениями.
    В мае 1900 года Гаккеншмидт вновь выходит на борцовский ковер, а в июне того же года выигрывает крупный турнир в Москве, получив золотую медаль, почетный пояс и премию в 975 рублей. После этого, как тогда писала газета "Новый мир" "...он вышел из разряда атлетов-любителей и перешел в ряды подлинных силачей." Спорт стал для него источником существования. Гаккеншмидта считают "сильнейшим человеком мира", награждают эпитетами "необузданный", "титанический", "сильный", "неземной", "немеркнущий силой" и т.д.
    В начале века Гакк все чаще выезжает за границу, выступая во Франции, Германии, Англии, Америке, Канаде. Из царской России Гакка гнала нужда. В лучах славы, весь в медалях и жетонах, он тем не менее никогда не мог поручиться за свой завтрашний день. Сам Гакк вспоминал такой характерный случай: в один из вечеров он побил очень высокий рекорд и Краевский в качестве приза при всех преподнес ему... новые брюки - предмет давнишнего желания атлета. "Должен признаться, - писал Гакк, - что я больше обрадовался этому подарку, чем большой золотой медали, которую мне вручили несколько дней спустя за этот рекорд." Наибольший успех выпал на долю Гаккеншмидта в Англии. Там он одержал несколько громких побед, там его выступления собирали невиданное количество зрителей - до 20 тысяч. В конечном итоге все это означало твердый и постоянный заработок. Так Англия стала приютом для великого атлета. В Англии свои выступления Гакк обычно соединял с демонстрацией атлетических поз (позированием) и делал это с таким художественным чувством и естественностью, что на трибунах царил восторг. Недаром в 1901 году немецкий скульптор Бегас использовал Гакка для создания своего творения "Прикованный Прометей". "Через мои руки прошла не одна тысяча борцов и атлетов всех стран и континентов. Я перевидал немало выдающихся по формам и результатам силачей, - писал "Дядя Ваня" Лебедев, - но второго такого Гаккеншмидта среди них не встречал. Несмотря на всесторонний мышечный массив, он был настолько пропорционально и красиво в атлетическом понимании сложен, что не восхищаться им было нельзя."
    Тем временем в России умирает Краевский. Смерть горячо любимого учителя потрясла Гакка: " Я потерял в Краевском друга, который был для меня вторым отцом." Гаккеншмидт продолжает участвовать во всех соревнованиях и везде побеждает. Так продолжается до 1908 года, когда Гакку предложили принять участие в поединке с Фрэнком Гочем - чемпионом по невероятно популярной в Америке вольной борьбе. Схватка за звание чемпиона мира состоялась в апреле 1908 года. После 2 часов и трех минут борьбы Гоч и подыгрывавший ему судья вынудили Гаккеншмидта отказаться от продолжения поединка. Но хотя Гоча объявили победителем, даже американские газеты описывали его тактику как "несправедливую и достойную презрения, что честный судья должен был бы потребовать прекращения борьбы." 4 сентября 1911 года в Чикаго состоялся матч-реванш Гаккеншмидт -Гоч. Как назло, перед самыми соревнованиями Гакк на тренировке повредил ногу, чем не преминул воспользоваться Гоч, который знал об этом. Это был конец карьеры Георга Гаккеншмидта -борца. Покидая спорт, Георг Гаккеншмидт, легендарный "Русский Лев", как его прозвали англичане, снискал выдающуюся славу атлета, установив множество рекордов по поднятию тяжестей и выиграв три тысячи схваток на ковре в течение 10 лет.
    Георг Гаккеншмидт прожил очень долгую жизнь - девяносто лет, и до самой смерти сохранял как ясность ума, так и физическую бодрость. Так, известно, что в возрасте 82 лет он мог перепрыгнуть через веревку, натянутую между спинками двух стульев, а один известный американский журнал написал О Гаккеншмидте следующее: "Его физические способности для мужчины, который перевалил за 80 лет, в известном смысле достойны такого же восхищения, как и его неимоверная сила, развитие и достижения в бытность чемпионом мира среди атлетов." Таким был "Русский Лев" Георг Гаккеншмидт.
    Мало кому из поколения молодых атлетов известно, что так называемая ГАКК–машина носит его имя. Дело в том, что ему не было равных, когда скрещенными на спине руками он поднимал из глубокого приседа 86 кг, а с пятидесятикилограммовой штангой он делал это 50 раз. В положении "по стойке смирно" он поднимал на бицепсы 90 кг.


    Гаккеншмидт прожил долгую и напряженную жизнь. Нам многое неизвестно о его жизни – ведь после 1911 года он жил за границей. Но всю жизнь он продолжал тренировки. Так, в журнале "Стрэнгт энд Хэлт" Хоффмана можно увидеть фотографию Георгия Георгиевича на тренировке. Ему 86 лет. Gak_6.JPG Он в трусах и беговых туфлях. По–стариковски жилист, морщинист, но широк, и мускулы еще не извела старость. Уже нет в живых Георга Гаккеншмидта, прозванного "Русским львом". Он скончался в Лондоне 19 февраля 1968 года на девяносто первом году жизни.

    Антропометрические данные Георга Гаккеншмидта (обмеры 1905г) :

    рост
    176 см
    вес
    93 кг
    грудь
    125 см
    шея
    50 см
    бицепсы
    47 см
    бедро
    68 см
    талия
    85 см
    Вот его достижения:
    1. Разведение рук горизонтально в стороны - в каждой руке по двухпудовой гире(32,76кг) дном вниз - 5 раз подряд 1899г
    2. Одной рукой выжимал 120кг
    3. Брал в каждую руку гантели по 41 кг и разводил прямые руки горизонтально в стороны.

  2. #2
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Теперь посмотрим, кто сейчас удивляет мир своими достижениями:
    Самая сильная девочка Варя Акулова
    Akul_1.JPG
    В этом году самой сильной девочке на планете Варе Акуловой из Кривого Рога исполнилось уже 16 лет. Но ее рекорд не побит и вряд ли в ближайшем времени будет побит. Ведь еще в 12-ть лет она, девчушка весом 40 киллограммов, поднимала 350 килограммов. Вы можете себе представить такое??? Акулова - самая сильная девочка планеты, и этот факт был дважды подтвержден Книгой рекордов Гиннесса. Растет Варя в украинском Кривом Роге, шахтерском городе, полностью соответствующем названию и оригиналов не уважающем. Вариному роду в городе устроили веселую жизнь - завели против девочки "дело", поставили ее на учет в милиции и стали травить в газетах. Ее родителей объявили фашистами, свое дитя мучающими, а Варю - будущим инвалидом, у которого кости под штангой треснут. Акуловы боролись с городом 12 лет и победили - врачи перед ними извинились, власти и милиция оставили в покое. В экологически опасном городе Варя оказалась чуть ли не единственным никогда не болеющим ребенком. Теперь Варя - кариатида: на выступлениях поднимает на плечах десяток здоровых мужиков, в жизни "несет" на себе папу и маму. Варя с родителями жила в восьмиметровой комнате в рабочей общаге, где готовили, положив доску на унитаз (в общаге кухни с туалетами совмещались), и тренировалась в 5-метровой кладовке. За прожитье расплачивались Варькиными выступлениями в ночных клубах. В первый свой юбилей, в 10 лет, Варя решила взять себя в руки, напрячься и купить квартиру. Устроилась в цирк, где ей, самой сильной, но малолетней, платили копейки - меньше 10 долларов за выход. Деньги Акуловы откладывали, кормились сбором и сдачей бутылок и через полгода купили квартиру. Двухкомнатную. Она - главный предмет Варькиной гордости и счастья, казавшегося таким далеким и дорогим. Варин отец и тренер Юрий Акулов всегда знал, что у него "богатырша будет". Жену выбирал долго и тщательно - пока Ларису не встретил. Нашел ее аж в Архангельске - выступал там со своей цирковой студией. Огромный Юра, с 15 лет думающий исключительно о штангах с гирями, казалось, никак не подходил тонкой-звонкой филологине-француженке, собиравшейся ехать на работу в Париж. Французскую столицу она так и не увидела, приняла "религию" Акулова и начала тренироваться "без перерыва на беременность": "Я и на 9-м месяце боксом занималась, бегала по залу. Люди возмущались: "Как ты можешь?!" А я могла. Так что Варька у нас начала тренироваться еще до рождения". Выставляя на помосте штанги и гири, хрупкая Варька (в маму пошла) рассказывает, будто помнит: "Моя первая тренировка состоялась, когда мне исполнилось 4 дня. Меня только из роддома забрали, папа остался со мной, привязал мне к рукам и ногам тяжелые гайки - это были мои первые гантели. Мама, когда вернулась, даже на папу не кричала - наверное, решила, что мне все нравится". "Да она у нас на руках научилась стоять раньше, чем на ногах, - ей и пяти месяцев не было", - гордится Лариса. Варя любит папу, маму и поднятие тяжестей. Тренируется каждый день по 7 часов. "У нас - система без системы: хочешь - работаешь, не хочешь - отдыхаешь, хочешь - спишь, не хочешь - читаешь". Эта схема основана на богатырском гене. На том, что, по мнению Акулова, есть у него и у Вари и отсутствует у большинства людей. Несмотря на все тренировки, Варя - семиклассница-отличница. Читать она научилась в три года, тогда же грамоту освоила. Школу Варя выбрала сама - "немодную русскоязычную, потому что на русском думаю". Варю сейчас сдали в Криворожскую школу олимпийского резерва - чтобы имела официальное место спортивной учебы. Тамошние штанги Варя поднимает легко, в прыжке. "Я не принимаю стероиды, мне покупают копеечные витамины. А вообще я мечтаю быть большой: рост под 190, вес более 100 килограммов - как папа".


    Дмитрий Халаджи
    xal_1.JPG

    Донбасский богатырь Дмитрий Халаджи в очередной раз превзошел самого себя — силач установил новый силовой рекорд, которого еще никогда не видел мир! В городе Соледар на глубине 300 метров в единственном на планете санатории «Соляная симфония», который находится в выработке соляной шахты, силач на своих богатырских плечах поднял 100 пудов каменной соли (1600 килограммам)!
    «Для меня это было достаточно легко, — признался «Сегодня» самый сильный человек планеты Дмитрий Халаджи. — Правда, по началу я сильно опасался, что шахтный воздух, тот которым дышали еще наши предки, может подвести из-за своих особенностей. Но мои переживания оказались напрасными. На трехсотметровой глубине я не почувствовал особых проблем, и скорее всего, поднять сто пудов оказалось даже легче, чем на верху».
    Примечательно, что вес рекорда Дмитрием Халаджи был подобран не случайно — подобной силой тысячу лет назад слыл в Киевской Руси Илья Муромец. Так, в одной из былин про богатыря, есть момент, когда он находит пещеру, в котором жилвет невообразимый конь, а вход туда заперт стопудовым камнем. И чтобы получить коня, Илье Муромцу пришлось проявить свою богатырскую силу, и оттянуть этот камень в сторону.
    «Наверняка я бы смог поднять вес и больше этого, — считает силач. — Однако сама цифра в сто пудов меня очень сильно притягивала своей мифичностью. Это не просто каких-нибудь 1600 килограмм соли, это то, достижение которым прославился в свое время Илья Муромец. Да и в народе, когда кто-то уверен в своих возможностях, говорит «сто пудов»! Как раз поэтому я и решил поднять именно такой, по-своему магический вес», — объяснил Дмитрий Халаджи.
    Впрочем, организаторы рекорда признаются, что современному богатырю пришлось взять на свои плечи вес гораздо больший. «Только один поддон, на который мы сложили 32 мешка с солью (по 50 кг каждый — ред.) , весит порядка 200 килограммов, и когда его спустили в шахту, поднять мы его смогли только вдвоем, — заверил «Сегодня» один из помощников рекордсмена. – Так же к этому весу можно свободно прибавить вес человека, который сверху сидел на мешках. Поэтому, общий вес был где-то около двух тонн».
    А вот перед поднятием ста пудов Дмитрий Халаджи решил подготовится довольно необычным способом. Во время своеобразной тренировки силач несколько минут жонглировал штангой, крутил на своих плечах одновременно трех человек, рвал цепи, и голыми руками забивал в доску гвозди. А для тех зрителей, которые сомневались в его богатырских возможностях, он предлагал посоревноваться с ним. Любой желающий мог получить от силача пять тысяч гривен за повторение одного из его трюков — одной рукой поднять над головой гирю весом 125 килограммов. «Я часто бываю на разных силовых соревнованиях, и пока еще никому из их участников не удавалось повторить мой рекорд, даже профессиональным штангистам», — заверяет Дмитрий Халаджи.
    Апогеем тренировки стало еще два своеобразных рекорда. Так, на груди у богатыря его помощники разбили соляную глыбу весом в 200 килограммов, когда Дмитрий лежал на доске с гвоздями. Затем сам силач смог одним ударом куалака расколоть шахтерскую каску. «Это невероятно! Я даже не думал, что кто-то сможет одной рукой разбить каску, которая выдерживает удар силой несколько сотен килограммов. Да и та же глыба соли не такая уж и хрупкая – она гораздо крепче бетона!», — удивился один из рабочих соляной шахты.
    Отдыхать после мирового рекорда донбасский богатырь Дмитрий Халаджи не собирается. Сейчас самый сильный человек планеты готовится к своему новому трюку, который сто лет назад прославил на весь мир атлета Ивана Заикина. В 1908 году на теле спортсмена ломали бревна, и гнули настоящие железные рельсы, и с тех пор этот силовой номер так никому не удалось повторить.
    «Уже меньше чем через две недели я собираюсь показать его в своем родном городе Комсомольское, — обещает силач Дмитрий Халаджи. – На мне будут гнуть рельсы, и ломать бревна как некогда это делали на Иване Заикине, а потом этот же трюк я попробую повторить и своим собственным способом».

    xal_2.JPG

    БОГАТЫРСКИЕ РЕКОРДЫ
    На счету донбасского богатыря Дмитрия Халаджи десятки рекордов не только Украины, но и всей планеты. Так, силач без особых проблем может поднять ногами грузовой автомобиль «Газель» общим весом 3500 килограммов, он может ложиться под колеса автомобилей, рвать цепи, сковороды и забивать в них на скорость гвозди голыми руками. Среди его рекордов есть и такие, которые никто не смог повторить в течение десятков столетий. Так, три года назад силач смог превзойти рекорд древнего грека Бибона, который продержался 2600 лет. Дмитрий Халаджи поднял одной рукой вес в 152 кг, обогнав легендарного грека на 9 кг. В том же году, богатырь снова поразил экспертную комиссию Книги рекордов Гиннесса, побив рекорд американца Чэда Нидерлэнда, на груди которого разбили кувалдой вес 314 килограммов. На груди Дмитрия Халаджи, который лежал на гвоздях, разбили каменную глыбу весом в 700 килограммов. В 2007 году Дмитрий Халаджи поднял из положения полуприседа на плечах трубу весом 1022 кг. Таким образом, он побил достижение британца Томми Тофиана, который 300 лет назад поднял три бочки с водой общим весом всего 800 кг. В родном Комсомольске (Донецкая область) он повторил силовые достижения, продемонстрированные русским богатырем Иваном Заикиным около ста лет назад в Париже. Халаджи согнул на спине пятиметровую стальную железнодорожную рельсу.Кроме того, он сломал 100-килограмовое бревно, лежа на гвоздях."Парижанам особенно понравились два силовых номера (Ивана Заикина - ред.) - ломание бревна и сгибание рельсы. Одна рельса даже хранится в парижской кунсткамере", - рассказал Халаджи. Дмитрий мизинцем правой руки поднимает 151 кг, а левой рукой — 300 кг. Халаджи ученик Юрия Артемова. Святогор ( это его псевдоним) , подымает несусветные тяжести и рвет цепи, сгибает подковы, завязывает в узлы гвозди и металлические прутья, через его грудь переезжают автомобиль и трактор.

    Кроме рекордов Книги Гиннеса, Дмитрий Халаджи имеет 7 мировых рекордов, 11 раз занесён в Книгу рекордов Украины, 10 раз в Книгу рекордов России.


    В этом

  3. #3
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    В 1971году, не помню точно, мне в руки попалась книга "Тайна Железного Самсона", которая тогда произвела на меня сильнейшее впечатление. После прочтения я "заболел" железом и начал сам заниматься по его системе. С тех пор прошло много лет, но до сих пор сила этого человека поражает меня так же как и тогда!
    z_1.JPG
    Александр Иванович Засс (“Железный Самсон”) 1888-1962
    Это произошло в 1938 году в английском городе Шеффилде. На глазах собравшейся толпы груженный углём грузовик переехал через человека, распластавшегося на булыжной мостовой. Люди вскрикнули от ужаса, когда переднее, а затем заднее колеса переехали через тело. Но в следующую секунду из толпы раздался возглас восторга: "Ура Самсону!", "Слава русскому Самсону!". А человек, к которому относилась эта буря ликования, встав из–под колес, как ни в чем не бывало, улыбаясь, раскланивался перед зрителями. Настоящее его имя было – Александр Иванович Засс.
    Несколько десятилетий с цирковых афиш многих стран не сходило имя русского атлета Александра Засса, выступавшего под псевдонимом Самсон. Удивителен был репертуар его силовых номеров: он носил по арене лошадь или пианино с пианисткой и танцовщицей,
    z_3.JPG
    располагавшейся на крышке; ловил руками 90–килограммовое ядро, которое выстреливалось из цирковой пушки с расстояния 8 метров; отрывал от пола и удерживал в зубах металлическую балку с сидящими на ее концах ассистентами; продев голень одной ноги в петлю каната, зафиксированного под самым куполом, держал в зубах платформу с пианино и пианисткой; лёжа голой спиной на доске, утыканной гвоздями, держал на груди камень весом в 500 килограммов, по которому желающие из публики били кувалдами; в знаменитом аттракционе Человек–снаряд он ловил руками ассистентку, вылетавшую из жерла цирковой пушки и описывающую над ареной 12–метровую траекторию.
    z_4.JPG
    Выступления Александра Засса пользовались большой популярностью. Это объясняется не только оригинальными атлетическими номерами, но и тем, что он не был похож на многих силачей того времени, обладавших массивными фигурами и большим весом.
    Его рост – 167,5 сантиметра, вес не превышал 80 килограммов, окружность грудной клетки при вдохе – 119 сантиметров, бицепсы – 41 сантиметр. Он любил говорить, что большие бицепсы не всегда являются показателем силы, так же как и большой живот не говорит о хорошем пищеварении. Главное – это сила воли, крепкие сухожилия и умение управлять своими мышцами.
    z_5.JPG
    Очень часто Самсону приходилось отвечать на вопрос, как он достиг такой силы. Обычно он отвечал, что это результат целенаправленной работы. Если проследить весь жизненный путь Засса, то можно увидеть, то можно увидеть, что состоял он из непрерывного, целеустремленного труда и строгого режима, позволявшее ему постоянно сохранять высокую работоспособность в условиях колоссальных физических нагрузок.
    z_8.JPG
    ДЕТСТВО
    Засс родился в 1888 году в городе Вильно в большой трудовой семье. Детские и юношеские годы прошли в Саранске. Однажды Александр побывал с отцом в цирке. Он с восхищением смотрел на наездников, акробатов, дрессированных собачек. Но особенно ему понравился могучий силач, разрывающий цепи, гнущий подковы. В конце своего выступления артист, как в то время было принято, обратился к публике, приглашая желающих повторить некоторые его трюки. Несколько храбрецов вышли на манеж, но ни один из них не смог ни согнуть подкову, ни оторвать от земли шаровую штангу с очень толстым грифом. Под смех зрителей смельчаки вернулись на свои места. Желающих больше не было. И вдруг, отец Александра, Иван Петрович Засс, поднялся со своего места и, перешагнув через барьер, вышел на арену. Александр знал, что его отец был очень сильный. Иногда он демонстрировал перед гостями свою силу. Обычно, взявшись руками за колесо брички, запряженной тройкой лошадей, он удерживал ее на месте, в то время как весёлые гости погоняли лошадей. Но других примеров силы он не видел. И вот, силач протянул отцу подкову. И к удивлению своей публики и самого атлета, подкова в руках отца Александра стала разгибаться. Затем Иван Петрович оторвал от помоста огромную штангу и, выпрямив туловище, поднял ее выше колен. Публика аплодировала, кричала Браво! Силач был смущен и нервничал. Затем он подозвал к себе униформиста. Тот сбегал за кулисы и принес серебряный рубль. Силач поднял руку с рублем и произнес: А вот это вам за подвиг! И на выпивку. Отец взял рубль, затем пошарил у себя в кармане, вытащил трешку и, приложив к ней рубль, протянул атлету, сказав: Я не пью! А вот ты возьми, но пей только чай!
    С тех пор Александр заболел цирком. На заднем дворе дома с помощью взрослых установил два турника, повесил трапецию, раздобыл хозяйственные гири, сделал самодельную примитивную штангу. И вот, маленький Александр с невероятным упорством стал тренироваться. Старался повторить то, что видел в цирке. Освоил солнце на турнике, большой оборот, стал выполнять перелеты с одного турника на другой, делал сальто назад не только на полу, но и на лошади, несколько раз подтягивался на одной руке. Но все эти занятия были бессистемные. Александру хотелось стать настоящим артистом цирка, а больше всего силачом.
    Он устраивает домашние представления перед своими близкими, и мысль стать артистом цирка всё более укреплялась в нем. Александр убедил отца выписать из Москвы книги по физическому развитию. И вскоре пришла книга знаменитого в то время атлета Евгения Сандова Сила и как сделаться сильным. Автор в ней рассказывал о своей атлетической карьере, о своих победах над знаменитыми атлетами Самсоном и Циклопом. О своих рекордах и даже о борьбе с огромным львом, которому перед схваткой надели намордник и специальные огромные рукавицы на лапы. Сандов стал кумиром Александра.
    Вскоре Александр почувствовал, что одни упражнения с гантелями не могут развивать силу, которая необходима профессиональному силачу. Он постоянно искал новые пути совершенствования физических возможностей. Обращается за помощью к знаменитым атлетам Петру Крылову и Дмитриеву–Морро. Получил методические рекомендации Крылова по занятиям с гирями, а от Дмитриева–Морро – по занятиям со штангой. Начался новый этап в тренировках Александра. Выжимал попеременно двухпудовые гири мельница, жал их вверх дном, жонглировал ими. Со штангой выполнял следующие упражнения: жал штангу из–за головы, выкручивал штангу, – жим одной рукой с отклонением туловища, как бы подлезая под неё. В этом упражнении Александр добился результата 80 кг при собственном весе в то время 66 кг. С этим же весом выполнял так называемое доношение. Это упражнение требует большой силы и хорошей координации движений: одной рукой атлет поднимает вверх гирю или штангу, затем, не опуская её, приседает, берёт с пола другую гирю другой рукой и, выпрямившись, поднимает её вверх. Чётко зафиксировав полный вес, опускает его на пол. Знаменитый эстонский атлет и борец Георг Лурих поднимал правой рукой штангу в 105 кг, удерживал её вверху, брал с пола гирю в 34 кг и тоже поднимал вверх.
    Но всё же Александра больше всего привлекали силовые трюки, которые он видел в цирке. Поэтому его первый спортивный реквизит стал пополнятся подковами, цепями, металлическими прутьями, гвоздями. И тут он обнаружил, что многократные попытки выполнить трюк – разорвать цепь или согнуть толстенный металлический прут – приносят ощутимые результаты в развитии физической силы. А ведь это и были широко известные ныне изометрические упражнения. Таким образом, чисто эмпирическим путем, основанным на опыте, Александр пришел к убеждению, что большую атлетическую силу можно развить, сочетая в тренировках динамические упражнения с изометрическими. В дальнейшем он опубликует систему изометрических упражнений с цепями.
    ЦИРК
    Попав в цирк, Александр приобрел профессиональные навыки во многих жанрах: воздушной гимнастике, джигитовке, борьбе. Одно время работал ассистентом у знаменитого дрессировщика Анатолия Дурова, затем был ассистентом у атлета Михаила Кучкина, у которого получил первую практику, и тот часто говорил молодому атлету: Когда–нибудь, малыш, ты будешь очень знаменитым силачом, я еще никогда не видел никого, кто был бы так силён, как ты, имея такой небольшой рост и вес. Эти слова сбылись. Около шестидесяти лет проработал Засс в цирке и почти сорок лет выступал с атлетическими номерами. А в 1924 году в английском журнале "Здоровье и Сила" были напечатаны рядом портреты Александра Засса и его кумира Евгения Сандова на специальном цветном развороте. ... Итак, Александру дают первый самостоятельный атлетический номер: он поднимает одной рукой трёх человек, продев голень одной ноги в петлю каната, закрепленного под куполом цирка, держит в зубах платформу, на которой располагаются два тяжёлых борца; ломает подковы, рвёт цепи пальцами, забивает незащищенной рукой гвозди в доску, затем их вытаскивает, ухватившись за шляпку гвоздя указательным пальцем; делает растяжку с лошадьми; опираясь пятками на один стул, а затылком на другой, держит на груди трёх человек. Все эти номера пользовались исключительным успехом у зрителей.
    Но вот в 1914 году грянула мировая война. Александра призвали в армию в 180 Виндавский кавалерийский полк. Однажды произошёл случай, поразивший даже тех, кто хорошо знал о необычайной силе Александра. Возвращался как–то он из очередной разведки и вдруг, уже вблизи от русских позиций, его заметил противник и открыл огонь. Пуля прострелила ногу лошади. Австрийские солдаты, увидев, что лошадь со всадником упала, не стали преследовать кавалериста и повернули назад. А Александр, убедившись, что опасность миновала, не пожелал оставлять раненую лошадь на ничейной территории. До расположения полка оставалось, правда, еще полкилометра, но это его не смутило. Взвалив на плечи лошадь, Александр так и принес её в свой лагерь. В дальнейшем Александр будет включать в свой репертуар ношение на плечах лошади.
    В одном из боев Александр был тяжело ранен шрапнелью в обе ноги. Очнулся он в австрийском госпитале. Врачи собирались ампутировать ног. Чудом удалось избежать ампутации. Может быть врачам стало жалко молодого, прекрасно сложенного солдата, и они решили не спешить. Александр надеялся, что встанет на ноги: он верил в чудодейственную силу лечебной гимнастики, которую разработал для себя. И он выздоровел. Вскоре его вместе с другими пленными отправили на тяжелые дорожные работы. Один за другим совершает он несколько неудачных побегов, после которых его жестоко наказывают. Примечателен был третий побег. Сбежав из лагеря, Александр очутился в городе Капошваре на юге Венгрии, где в это время гастролировал цирк Шмидта, известный по всей Европе. Представ перед хозяином цирка, Александр откровенно рассказал ему о побеге, затем рассказал о работе в российских цирках. Рассказ незнакомца заинтересовал директора, и он попросил русского продемонстрировать свои способности, разорвать цепь и согнуть металлический прут. Александр не был в хорошей спортивной форме, но справился с задачей легко. Взяв пальцами звенья цепи, он стал их, как всегда это делал, скручивать. На разрыв цепи ушло около минуты. Затем Александр согнул прут и подал Шмидту. На отдых и репетиции Шмидт отвел две недели, после чего состоялось первое выступление Александра. Были заказаны афиши и расклеены по всему городу. На них Александр был назван Самсоном. Соскучившись по манежу, Александр с большим подъемом демонстрировал свои любимые трюки. Весть об удивительном атлете разнеслась по городу. И однажды пришёл военный комендант. Посмотрев выступление, он заинтересовался, почему такой прекрасный молодой атлет не служит в австрийской армии. Естественно, выяснилось, что Самсон – русский военнопленный. Засса подвергают жесточайшему наказанию. Но железная воля силача не была сломлена. Его водворяют в подвал крепости, сырое, тёмное помещение. Однако Александр совершает новый побег. Богатырская сила выручила и на сей раз. Александр разорвал цепь, соединяющую наручники, выломал решётку и вырвался на свободу. Вскоре он попал в Будапешт, где устроился работать грузчиком в порту. Но мысль о цирке не покидала его. И вот он снова на арене. Помог ему известный борец, чемпион мира Чая Янош, с которым Александр познакомился еще в России. Этот добродушный, могучий венгр тепло отнесся к Александру. Отвез его в деревню к своим родственникам, где силы Александра постепенно восстановились. И вот, однажды Чая Янош привез с собой незнакомца. Это оказался известный итальянский импресарио синьор Пазолини.
    СИЛЬНЕЙШИЙ ЧЕЛОВЕК В МИРЕ
    Оказывается, он хорошо был осведомлен об атлетических возможностях Александра и сразу же предложил ему заключить контракт на довольно большой срок с оплатой 20% от сбора. У Александра было безвыходное положение, и он согласился. Начинаются гастрольные поездки по городам Италии, Франции, Германии, Швейцарии. На афишах он именуется Самсоном. И вот гастроли в Англии. Первые же выступления Александра вызвали сенсацию. На его выступления стали приходить известные атлеты и пробовать свои силы в повторении трюков, которые выполнял Александр. Но все силовые трюки были посильны только Самсону. И вот, стали появляться отзывы об удивительном Самсоне.
    Мистер Пулум, директор знаменитого тяжелоатлетического клуба Камбервел и главный редактор спортивного журнала "Здоровье и Сила" писал о нём: Прямо в сердце Англии прибыл человек, способный выполнять номера, в которые здравый смысл отказывается верить. Был бы он громадным детиной, его номера, возможно, и воспринимались бы как более правдоподобные. Правда, расширение его грудной клетки и расширение мышц колоссальны (экскурсия грудной клетки равна 23 сантиметрам, но это не бросается в глаза). После полуофициального выступления Самсона в тяжелоатлетическом клубе Камбервел он завоевал огромную популярность. Я утверждаю, что он не только человек, обладающий незаурядной силой, не только великолепный артист, но и превосходный спортсмен, использующий свой разум не хуже своих мышц.
    А вот афиша знаменитого зала Альгамбра, где в 1903 году русский лев Георг Гаккеншмидт одержал победу над знаменитым силачом Каркисом. Афиша посвящена другому русскому силачу – Александру Зассу: В Манчестере во время строительных работ, – сообщает афиша, – Самсон, подвешенный одной ногой к крану, поднял в зубах железную балку с земли и был перенесен наверх здания подъемным краном, в то время как толпа, разинув рты, стояла внизу. Если бы Самсон разжал рот, толпа никогда не смогла бы рассказать, что она видела. Не отставали от афиш и газеты. Дейли телеграф: Господин, называющий себя Самсоном, является сильнейшим человеком на земле. В это можно поверить, увидев, как он вяжет железные прутья в узлы(а стержень, о котором шла речь, представлял собой внушительный прут квадратного сечения толщиной 1,3 сантиметра и длиной четверть метра. Кроме Самсона никому не удавалось даже слегка согнуть такой прут). Манчестер гардиан: Согласно объявлениям, он самый сильный человек на земле, и после того, как мы сами увидели его... это заявление можно считать неопровержимым. Здоровье и сила журнал: В лице Самсона мы имеем настоящего силача, чьи достижения полностью открыты для проверки. Увидеть – значит поверить. Воистину кажется, что его мускулы сделаны из стали. И так далее. Александр выезжает на гастроли в разные страны. В 1925 году под редакцией девятикратного чемпиона мира Пулума была опубликована книга Удивительный Самсон. Издана книга в Лондоне. В ней рассказывается об удивительной судьбе и атлетической карьере русского атлета Александра Засса. Александр Иванович Засс опубликовал несколько систем физического развития, изобрел кистевой динамометр, сконструировал и изготовил пушку для аттракциона Человек–снаряд, знал несколько европейских языков. Прошло больше сорока лет... Больше сорока лет скитаний с разными цирками по городам и странам. Лондон. Пестрая толпа завсегдатаев цирка, собравшихся посмотреть выступление советских артистов. Разноязыкий гомон в фойе. И вдруг на чистом русском языке: "Владимир Григорьевич, можно вас?" Как будто и не в Лондоне вовсе, а в Москве, на Цветном бульваре мимоходом окликнул старый знакомый. Дуров обернулся. Перед ним стоял небольшого роста пожилой человек. Респектабельная лысина. Аккуратный пиджачок. Клерк, вышедший на покой, таких в Лондоне тысячи. Вот только плечи, пожалуй, широковаты для клерка. Да и в улыбке проскальзывает что-то профессиональное, актерское. Тем временем незнакомец заговорил. Голос его звучал глухо, взволнованно и удивительно контрастировал с будто приклеенной безликой улыбкой. - Я русский, не удивляйтесь. Старый русский цирковой актер. Работал с вашим дедом. Потом перешел в силовой жанр. Когда вы приехали в Лондон, я долго колебался - подойти к вам или нет. Уж больно много между нами теперь границ. Но ведь душа моя - в России, на Родине... А тут еще мне на глаза попалась газетная заметка: "Старый "русский лев" Георг Гаккеншмидт в Нью-Йорке напутствует молодых русских силачей". Это было, когда советские штангисты приезжали в Америку. А ведь Гаккеншмидта называли Львом тогда же, когда меня называли Самсоном. Нам обоим не повезло: последние годы жизни и - далеко от родины. Но ведь если Георг смог поговорить с нашими ребятами, почему же мне нельзя? Самсон заметно волновался. Речь его становилась все более сбивчивой. - Я не отниму у вас много времени. Я знаю - у вас очень напряженная программа. Но уж не откажите старику - я так хочу услышать от вас рассказ о сегодняшнем нашем цирке. Пожалуйста, очень прошу вас... Вернувшись в Москву, народный артист СССР Владимир Дуров так рассказывал об этой встрече на страницах журнала "Советский цирк": - ...В Лондоне среди наших новых знакомых оказался артист Самсонов - русский человек, которого превратности первой мировой войны оторвали от родины. Этот очень известный артист восхищенно, с гордостью говорил об успехах советского цирка в Англии, жадно расспрашивал нас о положении артистов в СССР, о системе подготовки кадров в нашем цирке. Узнав о существовании в Ленинграде музея циркового искусства, Самсонов попросил передать туда его красочные афиши... "Вы не можете себе представить, - говорил он нам, - каким непререкаемым авторитетом пользуется советский цирк в Англии. Англичане любят артистов из СССР, всегда тепло отзываются об их выступлениях". С тех пор имя Александра Ивановича Засса (Самсонова), замечательного русского артиста-силача стало все чаще и чаще появляться на страницах наших газет и журналов. Его поразительные выступления, за которые он и получил прозвище Железный Самсон, не перестают восхищать не только историков цирка, но и всех любителей силовых упражнений. А их в нашей стране немало. ...На окраине Лондона, у стола с зеленой лампой сидит старый усталый человек. Он разбирает пожелтевшие бумаги. Это его любимое занятие с тех пор, как пришлось расстаться с силовым цирком. Правда, он еще появляется на манеже с дрессированными животными. В газетах иногда мелькает его имя: "Железный Самсон - дрессировщик пони, обезьян и комнатных собачек; неповторимые номера - сальто вперед, изящные пируэты". Его питомцы пользуются хорошей славой. Но разве это слава?.. Похоже на некролог. Живи он на родине - нее, наверное, сложилось бы иначе. Он читал в газетах о преемниках Дурова, об учениках Поддубного. С одним из Дуровых встречался в Лондоне во время его гаем ролей. Там, на родине, Александр Засс не остался бы на старости лет одиноким, никому не нужным. Умер Самсон в 1962 году. Похоронен под Лондоном в небольшом городке Хокли.
    Из воспоминаний …. Прошли годы... Я мечтал съездить в Хокли, где похоронен Самсон. И вот однажды в воскресный весенний день 1991 года во время службы в церкви христиан- евангелистов, что в Коньково- Деревлево, (моя жена постоянная в ней прихожанка, а я, православный, был ее сопровождающим) мы совершенно случайно познакомились с пожилой супружеской парой. Узнав, что они из Англии, я сказал, что в Хокли жил мой дядя, и там он похоронен. Они вскрикнули от изумления, ведь они сами жили в этом городе. А когда я рассказал о Самсоне, то они сказали, что отлично знают его могилу.И вот эти милые люди пригласили нас к себе в гости. В том же году я вместе с женой Лилией приехал в Хокли к супругам Эстолл. На следующий день пошли на старинное кладбище. Здесь рядом с церковью Святых Петра и Павла находится могила Самсона. На памятнике текст на русском и английском языках. Появились корреспонденты, и на следующий день в газете “Вечернее эхо” были помещены статья и фотография Самсона, несущего на плечах лошадь. А также наша фотография у могилы Самсона. К нам в гости стали приходить все, кто знал дядю. Приносили старые фотографии, афиши, газетные вырезки, буклеты. На одной фотографии Самсон поднимает зубами (без опоры на колени) огромный рулон типографской бумаги. Вокруг стоят работники типографии “Дейли Пост”. А буклет сообщает о схватке между чемпионом Франции по борьбе в тяжелом весе (140 кг) Гастоном Жевертом и его победителем Александром Зассом из России. Увидал я и газетное сообщение, подкрепленное фотографией, от 21 января 1945 года. Заметка называется “Он укрощает “убийц” с помощью слов”. “Цирковой силач Александр Засс (Самсон) встретился в клетке с тремя свирепыми трехгодовалыми африканскими львами. Эта история о 10- фунтовом пари А. Засса, силача из цирка. Чтобы выиграть это пари, Самсон рисковал своей жизнью. Вооруженный только трезубцем, Самсон вошел в клетку. Его мягкие, ритмичные, особенные слова, произносимые на русском, немецком, французском и венгерском языках, были встречены агрессивными, резкими движениями животных, которые заставили задрожать зрителей от страха. Были моменты, когда казалось, что жизнь его висит на волоске. Но Самсон вышел живым из клетки, и тем самым продемонстрировал свою власть над животными”. Несколько фотографий запечатлели, как автомобили с пассажирами переезжают через Самсона. Одни - по пояснице, другие - по ногам и груди. На фотографиях Самсон поднимает за колесо автомобиль с людьми. А вот любопытная заметка о трюке, который, на первый взгляд, может выполнить каждый. Публикация называется “Я не могу сломать спичку”. Самсон признает, что существует один трюк, который ему очень трудно выполнить. Он смог его проделать только два раза. Этот трюк состоит в том, чтобы сломать спичку, которая зажата между большим и указательным пальцами. И еще одно сообщение в газете. Однажды Самсон остановился в сельской одноэтажной гостинице на юге Венгрии. Ночью туда ввалилась шайка бандитов. Хозяева стали кричать, звать на помощь, звонить в полицию. Самсон же схватил грабителей и, не долго думая, повышвыривал их из окна.В Хокли, конечно, мы посетили дом, где жил Самсон. Новые жильцы немного переделали его, но в целом он оставался прежним. Сопровождающие, знавшие Самсона, показали нам конюшню, которую сделал сам Александр Иванович. Последние годы он работал дрессировщиком, и у него было несколько лошадей, пони, собаки, обезьяны. Бывало Самсон забивал гвозди в доски голой рукой, и эти знаменитые гвозди помечены хозяевами дома. В другом доме нам показали гирю Самсона и несколько цепей, которые он рвал руками. Сохранилось и металлическое ядро, которым выстреливали из цирковой пушки, Самсон ловил его руками. Вес того ядра - 90 кг! Его я смог только сдвинуть с места. По-видимому, ядро внутри заполнено свинцом. И наконец, нас пригласил к себе на выступление ученик Самсона - Тревор Барнэт. Его номер очень эффектен. Выступает он в поясе Самсона, подаренном ему Александром Ивановичем. Использует и специальный столик Самсона, и гвозди для пробивания доски. Барнэт забивал гвоздь незащищенной ладонью в 3- х дюймовую доску, а затем вытаскивал его за шляпку зубами. В зубах он носил стул с сидящим скрипачом. Сгибал в форму подковы толстые металлические прутья (в конкурсе со зрителями), делал растяжку с 12- ю зрителями (такое количество людей вмещала сцена). Напомню, что Засс делал этот номер с 50 добровольцами. Тревор Барнэт часто приезжает в Хокли и приносит цветы на могилу своего учителя - Самсона. Приятно, что у Засса в Англии остался такой хороший ученик. Есть и у нас в России человек, который считает себя заочным учеником Самсона, поскольку занимался по его системе изометрических упражнений. Это - эстрадный артист Иван Шутов. Значит, не только на фотографиях и в старых газетах живет память о моем дяде, которым я бесконечно горжусь.
    Много лет спустя известный цирковой атлет Александр Засс оценит по достоинству свои детские опыты и создаст целую систему тренировок. Основные принципы этой системы получат признание во всем мире, воплотившись в так (называемые изометрические упражнения. Характерная их черта - напряжение мышц без сокращения, без движения в суставах. Вдумайтесь, читатель, в эти слова: "без движения в суставах". Издавна люди привыкли связывать спорт с движением: стремительные рывки и тяжкие жимы гиревиков казались наиболее полным воплощением физической силы человека. Естественным представлялось, что тренировка приближена к реальным условиям соревнований. И вот на тренировках стальной снаряд десятки раз идет вверх-вниз, вверх-вниз. Поклонники силы в надежде ив скорейшее развитие мускулатуры снова и снопа поднимают колоссальные тяжести. Сила и движение кажутся неразделимыми. И вдруг - сила без движения.
    ...Попробуйте взять обыкновенную гирю подхватом, поддерживая ее ладонью снизу. Поднимите этот тренировочный снаряд к плечу. И вы увидите, как укорачиваются, утолщаются мышцы, сгибающие руку в локте. Такой режим работы известен в спортивной литературе под названием динамического. Если ту же гирю удерживать, согнув руку в локте, но не поднимая снаряд к плечу, напряженные мышцы сокращаться не будут. Это и есть статический, или изометрический режим. Александр Засс одним из первых обнаружил, что изометрические упражнения дают значительный эффект при силовых тренировках. Между тем сокращение мышц под нагрузкой считалось традиционнейшим способом развития мускулатуры. Железный Самсон был убежден, что ворочать во время тренировок с места па место пуды железа вовсе недостаточно. Если человек, напрягая сухожилия и мышцы, будет стараться согнуть стальной прут (хотя ему это, может, и не удастся), внешне безуспешные такие попытки окажутся очень полезными для развития силы. Забегая вперед, отметим: время полностью подтвердило точку зрения Александра Засса.
    В 1961 году в зарубежной печати появились сенсационные заметки о влиянии неподвижных упражнений на спортсменов. Так, один американский штангист без особых успехов занимался тяжелой атлетикой почти полтора десятилетия. В возрасте 35 лет (отнюдь не самый цветущий возраст для спортсмена) он начал упражняться по изометрической системе и вскоре прибавил к своему результату в троеборье 30 килограммов.
    Такие примеры не единичны. Статическая нагрузка стала одним из непременных элементов тренировок не только штангистов, но и легкоатлетов, гребцов, пловцов. Достоинства этой системы, которые и обеспечили ей всемирное признание, очевидны. Обычно, развивая силовые качества, спортсмены поднимают тонны стали и тратят на тренировки массу времени, а прибегнув к статическим упражнениям, они экономят и время и энергию - ведь разовое напряжение мышц при использовании изометрической системы продолжается не более 10 секунд. Если учесть, что оборудование в этом случае чрезвычайно упрощается (а зачастую снаряды вовсе не нужны), то достоинства изометрии станут особенно явны.


    А

  4. #4
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Вот еще несколько фотографий Александра Засса:
    z_2.JPG
    z_6.JPG
    z_7.JPG
    z_9.JPG
    z_10.JPG
    некоторые снимки очень редкие.

  5. #5
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Иван Заикин (1880 – 1949 г.)

    zz_1.JPG
    Российский спортсмен (классическая борьба, тяжелая атлетика), авиатор. Чемпион России по тяжелой атлетике (1904), затем борец-профессионал. В 1910-х гг. демонстрировал воздушные полеты во многих городах России.
    Цирк переполнен зрителями. Несколько человек выкатывают на тележке громадный морской якорь. Он весит ни мало ни много двадцать пять пудов(410кг)! Публика, предвкушая необычное зрелище, затаила дыхание: что- то сейчас будет! Сделав интригующую паузу, на арене появляется шпрехшталмейстер. Хорошо поставленным баритоном он произносит - и слова его гулко отдаются под куполом цирка: Рекордный трюк! Единственный исполнитель в мире! Русский богатырь Иван Заикин. Оркестр, громко и слегка фальшивя, играет туш. Под вопли восторженной публики, любящей все необычное, богатырское, уважающей силу и гордящейся, что этот силач - свой, родной, русский парень, появляется Заикин. Его мышцы рельефно играют под кожей. Он статен и красив. Сделав круг почета, поймав букеты цветов и раскланявшись, он останавливается перед грудой металла - якорем. - Неужели подымет? - спрашивает соседа молодой купчик в шелковой косоворотке. - Дак это невозможно! И бык не свернет такую железяку... Его толкают в бок, он замолкает. Заикин с гипнотизирующим вниманием рассматривает якорь. В цирке уже никто давно не дышит. Господи, неужели?.. И вдруг, зацепив руками-клещами громаду якоря, рванул вверх. Мгновение - и якорь на широченной спине атлета. Вновь вздыхают трубы, гремит бравурный марш, затем оркестр переходит на знаме- нитую "Дубинушку". Заикин не спеша, с достоинством вышагивая, обходит арену с якорем на спине. ...Восторгу публики нет предела! Что еще умел делать Иван Михайлович? На длинной штанге, лежащей на плечах атлета, висели десять человек(не менее 700кг). Медленно, затем все ускоряясь, Заикин начинал вращать этот колоссальный груз. На афишах это называлось просто - "Живая карусель". На плечах Заикина (а иногда и на одном плече!) сгибали металлическую двутавровую балку. Он ложился на арену, на грудь ему опускали деревянный помост, по которому проезжал автомобиль с пассажирами. Из толстого полосового железа завязы- вал "браслеты" и "галстуки", рвал цепи. Журнал "Геркулес" писал о Заикине: "Вкрадчивой, кошачьей поступью выходит на поклон Заикин. Мускулатура Геркулеса Фарнезского. Горько ошибается тот, кто, глядя на его застенчивое лицо, думает, что его борьба мягка, как его улыбка. Это один из умнейших борцов мира, беспощадный в борьбе и пользующийся своей колоссальной силой в такие моменты, когда противник менее всего ожидает его нападения. Долго приходится раскланиваться на все стороны бывшему авиатору, бросившему свои полеты под облаками для цирковой арены". А вот, характеристика Заикина из альбома "Борцы": "Один из русских чемпионов мира. Человек, у которого голова не только для мостов и пируэтов. Среди борцов носит почтительное прозвище "кацап", что значит: палец в рот не клади". Страшно силен, очень ловок и очень хитер в борьбе. Снимался с Илиодором, Куприным, Распутиным, Жакомино... Летал на аэроплане и поражал всех безумной храбростью. Изобрел "Гришу Кащеева", номер - сгибание рельса и чин для себя "капитан воздуха". В бенефис выходит в бурлацком костюме и под звуки "Дубинушки" несет на плечах огромную пустую бочку (которую в дальнейшем наполняют водой и он продолжает с ней выхаживать по арене). Прошел жизненную дорогу по торному пути, - был дворником и крючником, - а теперь стал помещиком и знаменитостью. Через плечо одевает для "парада" серебряную ленту, что делает его похожим на фельдмаршала".
    zz_2.JPG

    Родился знаменитый борец 5 ноября 1880 года в селе Верхнее Талызино Симбирской губернии. Жизненную дорогу прошел по торному пути. Детство и юность — нужда и нищета. Работать пришлось с 12 лет. В юношеские годы мечтал стать таким же сильным, как отец — известный на Волге кулачный боец. Удача улыбнулась, когда попал на работу к купцам-миллионерам братьям Меркульевым в Царицыне, где они содержали атлетическую арену. Из этой арены и пошел в «люди» чемпион-борец Иван Заикин. В 1904 году Меркульевы послали его на всероссийский любительский чемпионат, где по гирям Заикин выиграл первый приз. С этого года он и стал профессиональным атлетом и борцом. Борцовский дебют его состоялся в Твери. Несмотря на очень трудное начало жизни, Иван Михайлович не вырос мрачным человеком, который борется с «челом нахмуренных бровей». Наоборот. Вот что о нем рассказывали очевидцы: «Высокого роста, пропорционально сложенный, с мощной борцовской маскулатурой без рельефа. Постоянно добродушное выражение на широком лице со светлыми бровями и веселыми серо-зелеными глазами хорошо гармонировало с общей манерой борьбы Заикины — без суеты, с плавными движениями рук, с неизменным движением вперед на проивника. Лишь в решительный момент происходило едва уловимое, как взрыв, молниеносное движение — и противник лежал на лопатках.» Но иногда он борется и по-другому. Нет и в помине медленных, вкрадчивых движений, не видно даже подготовки приема. Заикин, вытянув вперед руки, стремится схватить в свои страшные объятия заметавшегося противника. Вопреки обычной молчаливости Иван Михайлович в такт размашистым движениям издает несколько восклицаний, подражая старым русским кулачным бойцам: «Эх!.Ух!.. Эх!» и противник попадает в железный обхват и через секунду лежит на лопатках». Одно время И.Заикин был и авиатором. А.Куприн, друживший с Иваном Михайловичем, писал в журнале «Геркулес»: «Всякий вид спорта должен заключать в себе хотя бы оттенок риска, пренебрежения к боли и презрение к смерти». Всего этого хватало в судьбе борца-авиатора И.М.Заикина!» Иван Михайлович считался учеником Ивана Поддбуного. Многие сильные борцы, встретившись с чемпионом-чемпионов, потом избегали этого «удовольствия». Борец Заикин встречался с Иваном Максимовичем на ковре 15 раз, начиная с Воронежа в 1904 году до Тифлиса в 1916. Поддубный, как известно, учил по простому методу: «За одного битого двух небитых дают». Схватки у них проходили по-разному. В Орле 7 февраля 1905 года ее описывали так: «…Боролись Поддубный с Заикным в швейцарской борьбе («на поясах»). Поддубный поднял Заикина, взял «на мельницу» и бросил на лопатки. Это была у них первая схватка.» На первенстве мира 1908 года в Париже Заикин и Поддубный, победно справившись со своими соперниками, отодвинув их на второй план, встречались в финальной схватке. Продолжалась она 66 минут. После такого изнурительного поединка вперед вышел Поддубный. Упорно проходил между ними поединок в марте 1909 года в Санкт-Петербурге в Новом цирке. Вот как его видели и оценили спортивные комментаторы того времени и оставили на память новому поколению борцов: «Нападение ведут поочередно оба противника. На 12 минуте Поддубдный переводит Заикины в партер. Идет напряженная борьба. Приемы почти исключительно силовые. На 47 минуте Заикин с изумительной силой выходит из партера и стремительно атакует своего могучего противника. Положения то и дело меняются. Оба борца проявляют большую силу и прекрасную школу. Финал борьбы отличается исключительной красотой. На 56 минуте Поддубный вновь переводит Заикина в партер, берет его на задний пояс и бросает. Заикин уходит пируэтом, хватает Поддубного задним поясом и, сделав мельницу, бросает его в партер с целью положить на лопатки. Поддубный через мост уходит с партера и моментально ловит соперника на бра-бруле и укладывает его на лопатки». Из 15 схваток Заикин 10 проигрывает, а пять сводит в ничью.
    Популярность борца Заикина была огромной. Как вспоминает его ученик, цирковой атлет В.Херц: «Огромная, из ряда вон выходящая сила Заикина, его высочайшее мастерство, артистичность и неотразимый шарм неизменно обеспечивали ему громкий успех». Когда дело шло о принципиальных, буровых схватках Заикин не шел ни на какие компромиссы. В 1909 году в цирке Чинизелли, боровшийся там знаменитый чемпион поляк Станислав Збышко-Цыганевич, сделал вызов всем борцам: «Кто устоит против меня полчаса, тому плачу 500 рублей». Заикин принял вызов. Станислав Збышко, как не старался, ничего не мог сделать с Заикиным. Только раз ему удалось взять Ивана на передний пояс, но тот силой спины моментально разорвал захват своего могучего соперника. Схватка закончилась вничью и Заикин выиграл 500 рублей. В 1910 году в Москве в цирке Труцци уже Заикин вызывает на борьбу одного из сильнейших борцов мира эстонца Александра Аберга. Противники борются осмотрительно, оба волнуются. В течении часа борьба ведется в стойке и трудно решить на чей стороне перевес. Аберг дал такую защиту и нападение, что лишний раз подтвердил свою мировую славу. Несомненно физические данные Аберга подчеркивали и силу Заикина. Он был высокого роста — 186 см, вес — 125 кг, грудь — 129 см, бицепс — 45 см, бедро — 69 см, икра — 44 см.

    zz_3.JPG
    Заикин выступал и с атлетическими номерами. Носил на спине по арене 25-пудовый якорь(410кг), 40-ведерную бочку(480кг) и другие тяжести. На его спине ломали столбы, гнули железнодорожные рельсы(В одном из музеев Парижа до сих пор хранится «подарок» Ивана Заикина: согнутый им в кольцо рельс.), строительные балки.
    Очень высоко его оценивал знаток борьбы И.В.Лебедев: «Один из умнейших борцов мира, беспощадный в борьбе и пользующийся своей колоссальной силой в такие моменты, когда противник менее всего ожидает его нападение… Страшно силен, очень ловок и очень хитер в борьбе». А вот что написал о нем художник Цитович 15 августа 1920 года, в год 40-летия И.М.Заикина, в альманахе «Гималаи» (г. Сингапур), под репродукцией своей картины, где был изображен пахарь-богатырь: «Иван Заикин, вышедший из самой толщи великого русского народа, сам является его ярким, как бы символическим, отражением: нечеловеческая сила, львиная смелость, острая сметка, несокрушимая энергия и во всем широкий размах — сочетались в нем с душой нежной и открытой, с сердцем кротким, смиренным. От того и люб так Заикин русскому народу…»
    Умер Иван Михайлович Заикин в 1948 году похоронен в Кишиневе. В доме, в котором он прожил последние двадцать лет своей жизни, был открыт музей. А улица Каменоломная, на которой находился дом Ивана Михайловича, стала улицей имени Заикина.

  6. #6
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Если помните, то в свое время не та давно, мелькало имя Брюса Хлебникова, вот краткая подборка об этом современном силаче:

    Брюс Хлебников - рекордсмен Книги рекордов Гиннесса.

    Родился 21 октября 1989г.
    xx_1.JPG
    xx_2.JPG

    Удивительные способности у Брюса стали проявляться уже в раннем детстве и очень скоро он
    стал удивлять окружающих своим неординарным поведением. Уже в 2 года Брюс впервые сел
    на шпагат. В 3 разбил кулаком стекло и лег на него спиной, даже не поцарапавшись. Когда же
    Брюсу исполнилось 4 года, он твердо заявил: "Хочу заниматься каратэ!" Спортивные достиже-
    ния Брюса стали быстро прогрессировать: в 5 лет он получил желтый пояс по у-шу, став в то же
    время чемпионом Москвы в этом стиле, в 6 лет у него уже оранжевый пояс, а в 7 - синий и
    красный. К тому же теперь он входит в десятку чемпионов России по у-шу и уже самостоятельно
    тренирует ребят. В 5 лет он начал ходить по стеклам, а затем и вбитым в доску гвоздям.
    А в 6 Брюс поднял на плечи своего тренера, который весит около 100 кг. Но настоящая карьера
    рекордсмена началась тогда, когда в 7 лет он увидел на состязаниях возле гостиницы "Россия",
    как силачи тягали машины, и заявил: "Я тоже хочу!" Взрослые дяди вдоволь посмеялись над
    малышом и дали ему "подержаться за трос", но тут же от удивления открыли рты, когда Брюс
    протащил несколько десятков метров "Волгу" с водителем. В 8 лет он уже одной рукой тянул
    "Волгу" с четырьмя пассажирами, а в 11 лет поставил новый рекорд - протянул зубами джип. А
    когда сумел протащить BMW волосами и она пошла легко, то решил добавить еще один
    автомобиль в связке. И это было так свободно и непринужденно, что казалось, что Брюс играет
    в машинки.
    Некоторые рекорды Брюса, занесенные в Книгу рекордов Гиннесса:
    • В июне 2001 года на аэродроме Летного испытательного института в Жуковском он
    передвинул самолет Альбатрос L-39 весом 4 тонны на расстояние около полутора метров. Это
    учебный реактивный истребитель чешского производства. Самолет был привязан к волосам
    Брюса.
    • 27 июля 2001 года Брюс Хлебников ставит рекорд Гиннесса на взлетной полосе
    военного аэродрома в городе Жуковском. Он сдвигает два боевых самолета: истребитель
    весом 4 тонны и бомбардировщик весом 12 тонн, но разными способами. Первый, 4-тонный,
    он сдвинул на 142см волосами, а второй - на 68см, пристегнувшись наплечными ремнями.
    • 29 августа 2001 года в свои 11 лет Брюс разорвал 365 отрывных календарей за 1 час
    29 минут. Вес каждого календаря 166 граммов, объем примерно 365 страниц.
    • 6 августа 2002 года в Самаре Брюс волосами протянул пароход "Зарница" вместе с
    пассажирами на расстояние более 10 метров. Весит пароход более 22 тонн
    • 10 августа 2002 года Брюс руками удержал две автомашины.
    • 31 августа 2002 года в Москве на ВДНХ Брюс Хлебников руками сдвинул пассажирский
    автобус весом 14 тонн
    • Еще один рекорд поставлен в городе Батуми (Грузия) 22 сентября 2002 года. 13-летний
    Брюс протащил находящийся у причала прогулочный катер весом 105 тонн на расстояние 15
    метров, привязав его веревкой к своим волосам. Спустя некоторое время он плечом сдвинул на
    три метра стоящий в центре города автобус весом 11,5 тонны. Отметим, что сам Брюс имеет
    рост всего 178 см, а весит 76 кг.
    • Брюс обладет самыми длинными мужскими волосами в России. Их длина составляет
    110см
    • 19 апреля 2004 года 14-летний Брюс Хлебников сдвинул с места два трамвайных
    вагона и протащил их чуть больше трех метров... волосами
    • 25 июля 2004 года в г. Якутске Брюс волосами сдвигает с места автокран общим
    весом 38,5 тонн.
    • 2005 г. в г. Кемерово Брюс волосами протащил 17-тонный автобус.
    Свой 30-й рекорд Брюс Хлебников установил в 31 января 2006 года. Голыми руками он разорвал
    500 отрывных календарей за 38 минут.
    В ближайшем будущем Брюс Хлебников готовиться к установлению новых рекордов, хотя пока
    и не раскрывает свои планы.


  7. #7
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Из породы великих Иванов.
    Шемякин Иван Васильевич 1877-1952
    shem_1.JPG
    Знаменитый русский атлет Иван Шемякин родился 3-го сентября 1877 года в подмосковной деревне Переделицы. Его отец Василий Никитич умер рано. В поисках заработка семья Шемякиных перебралась в Петербург к дальним родственникам.
    "Жила наша семья в Петербурге, и все горбом зарабатывали свой хлеб. Народ все был крупный, высоченный - во мне 2 аршина 13 вершков, а я чуть ли не самый низкорослый из нас. Учился на медные деньги в городском училище. Потом стал работать у брата, он был механиком-монтером", - вспоминает Шемякин в журнале "Геркулес".
    С пятнадцати лет Иван загорелся цирком, где он впервые увидел легендарного русского силача Павла Ступина. Это великан, удостоенный кисти Кустодиева, выступал в крестьянском костюме, носил на себе лошадь, боролся с медведем, рвал цепи, ломал подковы. Позднее Шемякин увидал выступления Эмиля Фосса и братьев Рассо - не менее именитых атлетов.
    Иван начал упорно тренироваться. Сначала он самостоятельно занимается с гирями и тяжелыми металлическими заготовками, найденными в вагонных мастерских. Через некоторое время Шемякин пришел в адмиралтейское гимнастическое общество, где его постигло разочарование, так как там занимались только гимнастикой.
    Все изменила встреча с И. В. Лебедевым ("дядей Ваней"), который сразу обратил внимание на Шемякина и предложил ему заниматься в кружке у знаменитого доктора Краевского. Уже на первом занятии Иван толкнул двумя руками штангу весом в 72 килограмма, но это не смутило его.
    В это время он работает на Николаевской железной дороге рабочим в вагонных мастерских, а затем проводником. "То и дело катаюсь "Петербург - Москва" и обратно. Как стоянка в Москве, иду на московскую атлетическую арену барона Кистера заниматься. В то время в Москве была пора расцвета тяжелой атлетики. Тогда москвичи "резались" на рекорды с петербуржцами. Бывало, приду на арену к Кистеру и все дразню москвичей, что наши больше поднимают", - позже вспоминал Шемякин.
    И. В. Лебедев также тепло вспоминает о нем: "Из длинного-предлинного юноши Шемякин стал уже тогда формироваться в того колосса, каким его видим теперь".
    В 1899 году в Михайловском манеже на состязаниях Велосипедно-атлетического общества по гирям Шемякин выигрывает первый приз, затем следует третий - на чемпионате России. Эти успехи настолько окрыляют его, что он решает стать профессиональным атлетом. Доктор Краевский подарил ему шаровую штангу и несколько гирь. С этим небогатым реквизитом Шемякин начал выступать публично. Он поднимал гири, жал на мизинцах двухпудовые гири, жонглировал ими, держал на себе качели с десятью людьми.
    Вскоре Шемякин оказался в армии, в лейб-гвардии Преображенском полка, куда брали только рослых, физически крепких людей. И там он продолжал тренироваться.
    shem_3.JPG
    Однажды - это было в 1902 году - Шемякин получил увольнительную. Переодевшись в гра- жданскую одежду (нижним чинам посещать публичные заведения не разрешалось), пошел в Михайловский манеж, где проходил чемпионат французской борьбы с участием знаменитого Гаккеншмидта. "Русский лев" в этот вечер должен был бороться с Трусовым, но тот заболел и администрация не знала, что делать.
    Среди организаторов этой встречи был Лебедев. Он заметил Шемякина и предложил Ивану выйти против Гаккеншмидта. Об этой истории Шемякин рассказывал так: "Предложили мне бороться с Гаккеншмидтом. Во- первых, десятка за выход для солдата - дело хорошее, а во-вторых, решил я Гаккеншмидта "попробовать". Чтобы не узнали меня офицеры-преображенцы, Лебедев по-товари- щески вымазал мне волосы жженой пробкой в черный цвет и нарисовал усы и бакенбарды. Вышел я на эстраду и обомлел: прямо на меня мой ротный командир в упор из ложи смотрит. Как уж я на обе лопатки полетел и не помню. Турманом слетел я с эстрады, схватил чье-то штатское пальто и бежать... А в полку получил я тридцать суток ареста. Передавали, будто я так растерялся, что прямо ткнулся моей крашеной головой в лицо Гаккеншмидта, и тот сразу сделался черный, как негр."
    В 1904 году после окончания армейской службы Шемякин работает в петербургском цирке Чинизелли. На его выступлениях всегда было много публики.
    По тогдашней традиции участники турниров по французской борьбе в последний день выступали в конкурсах красоты атлетического сложения. Это испытание неизменно вызывало живой интерес у публики и проходило в раскованной, демократичной атмосфере. В жюри приглашались журналисты, а также несколько зрителей. Конкурсанты соревновались в позировании, в "игре мышц", в мощи бицепсов и брюшного пресса. Иногда участники разыгрывали сцены из античной жизни. На этих конкурсах обычно побеждал Константин Степанов, которого за красоту фигуры и артистизм звали "Аполлоном XX века". Но срывал аплодисменты и Шемякин, у которого тоже была красивая фигура.
    Помимо атлетических тренировок, он занимался борьбой и вскоре стал одним из сильнейших борцов России. Шемякину предложили контракт на выступления в Европе и Америке. Он ответил согласием и отправился на гастроли, где выступал и с атлетическими номерами, и побеждал на ковре многих борцов с мировыми именами.
    В 1907 году на Мадридском чемпионате по французской борьбе Шемякин получил первый приз, а затем в Дюссельдорфе занял первое место и получил звание чемпиона мира.
    После триумфальных гастролей он вернулся в Россию, которую больше не покидает. Теперь Шемякин активно выступает с демонстрацией атлетических номеров. Популярный журнал "Геркулес" так описывает одно из его выступлений: "Бенефис Шемякина собрал у нас полный цирк зрителей. Бенефициант работал с гирями, носил по арене шесть человек и в заключение повез телегу с 20-ю пассажирами".
    В 1908 году в Петербурге атлет ставит уникальный силовой номер - на его плече сгибают металлическую балку.
    Вот как Шемякин пишет в своих воспоминаниях об этом ярком периоде своей жизни: "В 1908 году приехал я в Петербург к моему прежнему учителю И. В. Лебедеву, да так и остался в России. Родной северный климат дал мне много новых сил, и я окончательно вошел в спортивную "форму". И не тянет меня за границу. Вот только хотелось бы одним глазом посмотреть на бой быков в Мадриде, да как выйдешь на крыльцо своего домика, сядешь на ступеньки и невольно сам себе скажешь: "Нет, длинный, порыскал по белу свету, а все же лучше, чем дома, тебе нигде не было. Никуда я за границу больше не поеду".
    В 1913 году, Иван Шемякин принимает участие во всемирном чемпионате, проходившем в Петербургском цирке "Модерн". Он побеждает знаменитого Ивана Заикина и Николая Вахтурова и занимает первое место.
    shem_7.JPG
    В годы Первой мировой войны Шемякин призывается в действующую армию. На фронте получает ранение в ногу. Выйдя из госпиталя, он отправился в Полтаву, где стал усиленно тренироваться и снова приобрел былую силу и ловкость.
    Шемякин продолжает участвовать в турнирах по французской борьбе, а также выступает с атлетическими номерами. И снова победа за победой. Только поединки с Иваном Поддубным всегда заканчиваются ничьей.
    Он выступает в цирке до 1941 года, ведет активную тренерскую работу, читает лекции по физическому развитию в клубах.
    До последних дней Иван Шемякин обладал большой физической силой и не прекращал атлетических тренировок.
    Даниил Яковлевич Чеховской, сын знаменитого Якубы Чеховского, хорошо знавший Шемякина, навестил его в 1952 году в Полтаве. "Осенью, возвращаясь из Крыма, я с семьей заехал в Полтаву навестить Ивана Васильевича. Два дня пролетели незаметно. Шемякин вспоминал о былых баталиях на ковре, молодость, друзей. До сего времени занимается с гантелями и гирями. Занимается и по системе Анохина. Он был бодр и энергичен".
    Иван Шемякин скончался в 1952 году.
    Несмотря на высокий рост и большой вес, у Шемякина было великолепное телосложение. Он был очень гибок и ловок в борцовских поединках. Не менее легко и изящно давались ему труднейшие атлетические номера.
    Также Шемякин был награжден двумя интереснейшими наградами за атлетические рекорды - медалью имени "Отца русской атлетики" доктора В. Краевского и медалью имени литератора и старейшего русского атлета В. Гиляровского.
    Антропометрические данные:
    Рост - 193 см
    Вес - 120 кг
    Окружность грудной клетки при вдохе - 134 см
    Бицепс - 45 см
    Бедро - 70 см
    Голень - 45 см

  8. #8
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Самый великий Иван.
    Иван Максимович Поддубный 1871-1949
    p_1.JPG
    Поддубные были из запорожских казаков. Их предки сражались в войсках Ивана Грозного, защищая Русь от татар, а при Петре I бились со шведами под Полтавой.
    Иван родился в Полтавской губернии в 1871 году. После первенца у четы Поддубных появились еще трое сыновей и трое дочерей. Иван, как старший из детей в семье, где привыкли считать гроши, к тяжелой крестьянской работе был приучен сызмальства и выполнял ее шутя. Односельчане не удивлялись тому, что мешки с зерном он бросал на телегу так, будто их набили сеном. Яблоко от яблоньки недалеко падает: глава семьи Максим Иванович сам был богатырского роста и силы геркулесовой.
    Через много лет, будучи всемирно известным чемпионом, Поддубный скажет, что человек сильнее его — только отец. Максим Поддубный имел колоссальную физическую силу: один, без всякого напряжения, поднимал пятипудовые мешки с зерном и бросал их на телегу. Его односельчане вспоминали такой случай: на ярмарке Максим Поддубный купил чугунное основание к телеге, так называемый «ход». Нужно было забросить его на телегу. Помощников рядом не было, и Максим решил сделать это сам. Положив два бревна, одним концом на землю, другим на телегу, он стал продвигать по ним «ход», как по рельсам, сдерживая его всем телом. Вдруг бревна разошлись. телега поползла вниз. Максим подставил ногу, и огромный «ход» остановился, но нога была сломана. Не обращая внимания, он удерживал чугунную деталь еще некоторое время, пока не подбежали люди. И, несмотря на сломанную ногу, сам отвез покупку домой.
    Мать Ивана Поддубного, Анна Даниловна, происходила из старинной казацкой семьи Науменко, род которых славился своим долголетием. Говорят, дед Ивана по линии матери, бывший солдат, отслужив в армии 25 лет, дожил до 120. Рос Иван так же, как и все крестьянские дети. Вот только в 16 лет он легко пригибал к земле корову за рога. Силен был и младший брат Ивана Поддубного Митрофан, который как-то вытащил из ямы вола весом 18 пудов(300кг), а один раз в Туле потешал публику, подержав на плечах помост с оркестром, который играл "Многая лета…".
    p_2.JPG
    Для сына Максим Иванович стал и первым тренером, и первым противником. По праздникам на радость жителям деревни они боролись. Оба силача, окруженные со всех сторон тесной стеной односельчан, брали друг друга за пояса и не отпускали до тех пор, пока кто-нибудь не окажется лежащим на лопатках. Иногда Максим Иванович, щадя самолюбие сына-подростка, великодушничал и поддавался. Больше никогда у Ивана не будет таких благородных соперников — явятся ожесточенные, хитрые, бесчестные...
    Пересечения линий любви и таланта
    Когда минуло семнадцать, покинуть родные места Ивана заставила сердечная драма: Аленку Витяк, дочку зажиточного хозяина, с которой у него случилась первая любовь, за него, бедняка, не отдали. Иван подался в Севастополь. Здоровенного парня тут же взяли в грузчики греческой фирмы «Ливас». Здесь он впервые удивил окружающих своими незаурядными физическими данными. Однажды потребовалось погрузить на баржу лошадь, но она, боясь воды, всеми силами противилась этому. Ни кнут, ни ласка не помогали. Неожиданно для всех около упрямой лошади оказался крепкий молодец, который подлез под нее и перенес на баржу. Слухи о необыкновенно сильном грузчике быстро распространились по Крыму. Даже самые бывалые из его коллег разевали рты от изумления, когда он взваливал на плечи громадный ящик, что не под силу было и троим, поднимался во весь свой огромный рост и шагал верх по дрожащим сходням. Четырнадцатичасовой рабочий день, когда Поддубный с пудовыми мешками туда-сюда сновал по трапу, не казался таким изнурительным из-за надежды заработать побольше денег, вернуться в село и отобрать Алену себе.
    Однако все сложилось иначе. Переведенный в феодосийский порт Иван поселился на съемной квартире с двумя учениками мореходных классов. Его соседи оказались завзятыми спортсменами, и именно от них Поддубный узнал, что такое физические упражнения и система тренировок.
    А тут еще в Феодосию приехал цирк Ивана Бескоровайного. В состав труппы наряду с привычными персонажами: жонглерами, «девушками из каучука» и шпагоглотателями входили известные атлеты и борцы - Лурих, Бороданов, Разумов, итальянец Паппи. Два дня 25-летний грузчик завороженным взглядом следил за их поединками на манеже, портреты которых украшали все городские тумбы. На афишах говорилось, что все желающие могут помериться с ними силой.
    Посмотрев несколько цирковых представлений, он вызвался на поединок с атлетами-профессионалами и в первом соревновании-поднятии тяжестей - он проиграл. Но в борьбе победил всех участников чемпионата.
    Это раззадорило будущего героя. Он понял — одной силы мало. Нужна еще и спортивная техника. Осознание этого дорого стоило: отныне и до конца жизни Поддубный не оставит свое тело в покое, не станет полагаться на свои действительно феноменальные данные. Сила, как любой дар природы, требует взамен работы, самоограничения, дисциплины. Он установил себе жесточайший спортивный режим: упражнения с 32-килограммовыми гирями, 112-килограммовой штангой. Он обливался холодной водой, по-особому питался, напрочь и навсегда отказался от спиртного и курева. Как он вспоминает в своей автобиографии: «Я ежедневно тренировался с тремя борцами: с первым 20 мин., со вторым – 30 мин., и с третьим – 40-50 минут, пока каждый из них не оказывался окончательно изнурённым до такой степени, что не мог уже владеть руками. После чего в продолжении 10-15 минут бегал с пятифунтовыми гантелями в руках, которые вследствие усталости были почти непосильным грузом для кистей моих рук. Далее меня сажали на 15 минут в паровую ванну с температурой до 50 град. По окончании принимал душ; один день полуледяной водой, другой – с температурой около 30 град.. Потом закутывали меня в простыню и тёплый халат минут на 30, дабы из организма испарилась лишняя влага и достигалась правильная циркуляция крови, а параллельно с этим – дать отдых организму для предстоящей 10-километровой прогулки, которая проводилась самым быстрым гимнастическим шагом. Так тренировалось «борцовское сердце». В результате создавалась та мощь, которой на борцовском ковре не было равной».
    Спорт стал для Поддубного стержнем жизни. Лучшим местом для демонстрации своих талантов он считал цирк, к тому же выступления на арене могли приносить и неплохие деньги. С греческой конторой он рассчитался, чтобы стать борцом-профессионалом. В начале января 1898 года двадцатисемилетний Иван снова появился в Севастополе.
    Экс-грузчик стал борцом цирка итальянца Энрико Труцци. Первые же выступления принесли ему известность. Высокий, прекрасно сложенный, с четкими, мужественными чертами лица борец быстро обзаводился поклонниками и поклонницами.
    На арене он потрясал. Например, трех человек, перевязанных друг с другом, он поднимал вверх на вытянутой руке и носил вокруг арены. Ему клали на плечи телеграфный столб и с обеих сторон повисали человек по десять, пока столб не ломался. Буря оваций после этого номера вызывала на его лице лишь снисходительную улыбку. За подобной безделицей-разминкой начиналось то, для чего Поддубный выходил на арену — исконно русская борьба на кушаках: соперники забрасывали кожаные ремни друг другу за талию, стараясь повалить. Поддубному на его противников хватало пять минут. Газеты печатали портреты новой звезды цирка, барышни вырезали их на память, а на представления шли с букетами цветов для своего кумира.
    Сердце же кумира оказалось быстро занятым роковой цирковой дивой Эмилией. Дама в возрасте под сорок, но безумно темпераментная венгерка-канатоходка, заставила изрядно потускнеть в памяти Ивана девически невинный образ Аленки.
    Поддубный узнал, что такое страсть зрелой, многоопытной в амурных делах женщины. Он был совершенно околдован, предлагал руку и сердце, не подозревая, что является не единственным обладателем прелестей красавицы.
    Между тем случайно оказавшийся на цирковом представлении и кое-что уловивший из здешних слухов односельчанин привез Максиму Ивановичу невеселые вести о том, что его сын в самом «срамном» виде, в обтягивающем трико, вместо того чтобы заняться делом, кидает гири. Да к тому же говорят, что «девка-венгерка его сманила, которая у них в цирке по канату ходит. Жениться он на ней, вроде, собрался».
    Вскоре Поддубный получил письмо от братьев: «Отец на тебя гневается и грозится обломать о тебя оглоблю. Лучше к Рождеству не приезжай».
    Ему и без того было не до праздников: коварная канатоходка сбежала-таки с богатым поклонником. И он, решив избавиться от тяжелых воспоминаний, подается в Киев.
    Говорили, что на вопрос, есть ли кто-нибудь на свете, кто может его одолеть, Поддубный без промедления отвечал: «Есть! Бабы! Всю жизнь меня, дурака, с пути-дорожки сбивали». Можно относиться к этому заявлению как к шутке, но в биографии богатыря действительно немало драматических страниц.
    В труппе Киевского цирка братьев Никитиных, с которыми Поддубный подписал контракт, он познакомился с прелестным юным существом — Машей Дозмаровой. Он мог бы усадить ее на ладонь, настолько она была крохотна и изящна. Горячее чувство переполняло великана. Поддубный понял, что это такое — замирание сердца. Но оно, могучее, не сбивавшееся с ритма при сверхчеловеческих нагрузках, именно замирало, когда он, задрав голову, наблюдал, какие трюки проделывает Маша на своей трапеции под куполом цирка. Любовь была взаимной. Поддубный решил жениться и называл девушку своей невестой.
    Все оборвалось в один миг. Поддубный ждал, когда окончится Машин номер за тяжелой драпировкой, отделявшей сцену. Вдруг послышался глухой удар, женские визги. Выскочив на арену, он увидел распростертое тело. Он поднял его на руки. Маша была мертва.
    ...Связанный контрактом, Поддубный выходил на публику без малейшего желания. Киевская арена стала для него местом ужасных воспоминаний. Чтобы как можно меньше времени оставаться наедине с самим с собой, он зачастил в клуб атлетов. Здесь собиралась киевская интеллигенция — адвокаты, врачи, да и просто влиятельные лица в городе. Все они очень увлекались французской борьбой, дававшей возможность большего маневра на ковре и требовавшей не только силы, но и ловкости, прекрасного владения телом, особой тактики ведения поединка.
    Поддубный познакомился тогда с А.И. Куприным, которого часто видели в клубе атлетов. Писатель оценил в Поддубном не только самородка, удивительное произведение природы, но и человека большой внутренней силы.
    ...Не в силах забыть о своем горе, Поддубный подумывал покончить с цирком и вернуться в феодосийский порт. Однако, как известно: «Бог нашей драмой коротает вечность — сам сочиняет, ставит и глядит».
    Самоутверждение
    Перелом в жизнь Поддубного внесла телеграмма, полученная из Петербурга. Его приглашали для важного разговора. Что все это значит? Иван Максимович не раз перечитал имя человека, чья подпись значилась на телеграмме: председатель Санкт-Петербургского атлетического общества граф Рибопьер.
    В сущности, Поддубный обрадовался этой телеграмме только как поводу куда-нибудь и зачем-нибудь ехать. Он взял билет до Петербурга.
    И телеграмма, и заинтересованность Г.Н. Рибопьера в мужике, недавно таскавшем мешки на крымских пирсах, удивлявшем зрителей бродячего цирка, имели свое объяснение. В начале 1903 года граф получил предложение французского спортивного общества направить представителя России для участия в международных соревнованиях на звание чемпиона мира по французской борьбе.
    Оказалось, Поддубный уже достаточно долго находился в зоне наблюдения основателей атлетического общества, сообщений о его победах в их копилке собралось достаточно, чтобы кандидатура казацкого богатыря показалась самой подходящей. Поддубный признался графу, что лишь недавно занимается именно французской борьбой, на что получил ответ: у него будет лучший тренер, мсье Эжен де Пари, и три месяца на подготовку.
    Тренировки начались незамедлительно. Француз, сам в прошлом борец-профессионал, не щадил подопечного. Все приемы отрабатывались до автоматизма.
    На чемпионат в Париже приехали 130 борцов, среди которых были мировые знаменитости. Условия состязания были жесткими — единственное поражение лишало права дальнейшего участия в состязании.
    О чемпионате говорил весь Париж. Места в театре «Казино де Пари» брались с боем. Никому не известный «русский медведь» выиграл одиннадцать схваток. Поддубному, которому уже исполнилось 33 года, предстоял поединок с любимцем парижан, двадцатилетним красавцематлетом Раулем ле Буше. Тот с первых же секунд схватки пошел в бешеную атаку и скоро выдохся. Поддубному только и оставалось положить его на лопатки, но француз как рыба выскальзывал из рук. Стало ясно, что Рауль смазан каким-то жировым веществом. В ответ на протест Поддубного, обвинявшего противника в жульничестве, судейская коллегия, хоть и убедилась, что на тело Рауля нанесено оливковое масло, постановила борьбу продолжать, а «скользкого» противника Поддубного каждые пять минут обтирать полотенцем. Подобное решение походило на анекдот, но все именно так и случилось.
    За час схватки с Раулем Поддубному не удалось положить француза на лопатки, хотя преимущество было явно за ним. Даже зрители, болевшие за соотечественника, возмутились, когда судьи, признавшие мошенничество Рауля, присудили победу все-таки ему «за красивые и умелые уходы от острых приемов».
    Поддубный был потрясен даже не тем, что незаслуженно, нагло был выведен из дальнейших состязаний. Впервые выступив, он понял, что и на таком представительном авторитетном форуме перед лицом многих сотен следящих за схваткой зрителей возможно торжество самой черной лжи и человеческой бессовестности. Этот урок навсегда сделает Поддубного непримиримым, бескомпромиссным врагом «грязного спорта».
    В Петербурге знали о парижском инциденте, но, не желая крупного скандала, по телеграфу предложили судейской коллегии повторить поединок Поддубного и Рауля. Но «победитель» категорически отказался. Однако Париж оказался лишь отправной точкой дальнейших выяснений на ковре «русского медведя» и любимца французов. Судьба то и дело сводила их — людей, по своим убеждениям олицетворявших светлую и темную стороны спорта. Рауль ле Буше — сильный, техничный борец — смог справедливо оценить Поддубного. Было ясно: в открытом единоборстве ему с ним не сладить. Терять же звание кумира публики, звезды французского спорта не хотелось. И когда Рауль приехал в Петербург на Международный чемпионат, он предложил Поддубному взятку в 20 тысяч франков. Это предложение, которое странный русский счел оскорбительным, стоило «звезде» двадцатиминутного стояния на четвереньках под свист зала. «Это тебе за жульничество! Это тебе за оливковое масло!» — приговаривал Поддубный. Отпустил он Рауля только по настоянию судей...
    Куда более крепким орешком стал для Поддубного другой француз — чемпион мира Поль Понс — высоченный атлет, известный виртуозным владением всеми приемами борьбы, которые он обрушивал на противника с той молниеносностью, которая не давала опомниться [о Поле Понс в 1898 году первым победителем стал Поль Понс, двухметровый богатырь, бывший слесарь. Он в решающей схватке тушировал чемпиона Америки англичанина Тома Кеннона, который незадолго до этого изобрел новый прием, названный им "нельсоном" - в честь знаменитого английского адмирала. Понсу был вручен специальный пояс и присвоено звание "чемпиона мира". В дальнейшем все победители парижского турнира считались обладателями этого звания.
    1899 год. В Париж приезжают турки. Могучий Кара-Ах-мет побеждает Понса и становится "чемпионом мира". 1900 год - чемпион француз Лоран Бокеруа. 1901 год - год триумфа "русского льва" Георга Гаккеншмидта. 1902 год - снова Поль Понс. Теперь Гаккеншмидт был болен и готовиться к труднейшему испытанию предложили Поддубному. Он дал согласие.
    Начались обмеры и взвешивания. Рост -184 см. Вес - 120 кг. Окружность груди - 134 см! ("Невероятно, -говорили специалисты,- и это не напрягаясь на выдохе"). Бицепс - 45 см, предплечье - 36 см, запястье - 21 см, шея - 50 см, пояс - 104 см, бедро - 70 см, икры - 47 см, голень - 44 см. (В 1904 году, на конкурсе силачей, чего он вообще не любил делать, сгибая руки опущенные вдоль тела,поднял на бицепсы вес 120 кг !)].
    Собственно, этой игре предстояло стать главным событием чемпионата. Цирк братьев Чинизелли с его трехтысячной публикой, кажется, готов был взорваться от заранее нагнетавшегося напряжения.
    Предчувствие легкой победы над каким-то мужиком, не отмеченным ни одной медалью, после унизительного, под хохот и улюлюканье всего зала, проигрыша Рауля покинуло мсье Понса. Чемпион мира, человек опытный, он понимал, что его победа не будет легкой.
    Первые минуты противники словно присматривались друг к другу: борьба шла вяло. Публика, болевшая за «нашего», не понимала, что случилось с Поддубным. Его стиль знатокам уже был известен: гигант с Полтавщины никогда не ждал, когда его атакуют. Он первый шел в наступление и работал всеми мышцами своего могучего тела. Однако в этот раз действия Поддубного были оправданны: перед ним — чемпион мира, борец, никогда им не виденный. В считанные минуты надо было понять его тактику, найти слабые стороны.
    Все что случилось дальше, известно со слов очевидца — тогда молодого, а впоследствии одного из самых знаменитых дрессировщиков, Бориса Эдера: «Понс был непохож на обычного Понса. Никто еще с ним не обращался так дерзко, как Поддубный, он швырял его по арене... Понсу не пришлось сделать ни одного приема, он еле-еле успевал защищаться от Поддубного. К концу борьбы на Понса жалко было смотреть: его шаровары спустились, как будто он внезапно похудел сантиметров на двадцать в талии, его майка задралась, скомкалась и превратилась в тряпку, которую хотелось выжать»...
    За пять минут до окончания двухчасового поединка Поддубный положил чемпиона мира на обе лопатки. Победа досталась все-таки очень тяжело, а напряжение буквально затмевало сознание. Иван вспоминал, что на какое-то мгновение потерял контроль над собой. Прижав противника к ковру, он лежал на нем до тех пор, пока его не оттащили за ноги. Вокруг творилось нечто невообразимое. На арену летели букеты, студенческие фуражки, картузы, дамские перчатки. Публика поднялась с места. Это был уже не общий ликующий крик, а рев, долетавший, как утверждали, до Невского проспекта. «Свое дело я сделал, — сказал русский богатырь. — Русской чести не посрамил. Французы меня долго будут помнить». Извозчик, который вез в ту ночь победителя сквозь живой коридор народа, стоявшего от цирка Чинизелли вдоль улиц и Литейного моста, под аплодисменты и крики «ура», обернулся к своему седоку: «Да кто ж ты, барин, такой будешь, скажи на милость...»
    Золотая пятилетка
    В начале ХХ века вся Европа была охвачена интересом к новой «королеве спорта» — борьбе. Школы, общества, атлетические клубы вырастали как грибы после дождя. Появилась целая когорта борцовских знаменитостей. Соревнования устраивались очень часто, публика на них валила валом. Поддубного приглашали на все крупные состязания. В 1905 году в Петербурге он получил первую в жизни золотую медаль и крупный денежный приз.
    Но в том же году в Париже готовились к проведению международных соревнований на звание чемпиона мира. И Иван Поддубный уже твердо знал, какая цель стоит перед ним.
    И снова Париж... Состязания на звание чемпиона мира проходили в знаменитом парижском театре «Фоли Бержер». Это был смотр борцовской элиты. Среди 140 лучших представителей этого вида спорта находилось несколько чемпионов мира прошлых лет. Заключались пари на фантастические суммы. Мало кому известная фамилия русского атлета не фигурировала в списке тех, на чью победу делались ставки.
    А Поддубный продвигался к заветной цели неудержимо, уверенно укладывая на лопатки тех, кто вставал на пути этого поистине триумфального шествия.
    Вот и еще одна, уже третья, встреча с Раулем ле Буше. С дикой злобой смотрят на Поддубного глаза и в этот раз поверженного противника. «Ты у меня заплатишь за все кровью», — хрипит Рауль.
    Парижский чемпионат закончился триумфальной победой Поддубного.
    Слово о чести
    Существуют вполне понятные объяснения, почему борцы «жулят» и борются по сговору. Первое: иначе борца не надолго хватит. Второе: каждый устроитель турнира сам жаждет стать «чемпионом мира» и приглашает сговорчивых. К слову, подобные «турниры-шике» в те годы принесли человечеству чуть ли не полторы сотни «чемпионов мира». Наверняка непросто было противостоять этому всемирному балагану!
    Высказывание Ивана Заикина — знаменитого «волжского богатыря», а в последующем не менее знаменитого воздухоплавателя и авиатора: «Сохранять свою спортивную честь, не ложиться по приказу организатора чемпионата на определенной минуте, могли лишь выдающиеся атлеты, такие, как Иван Поддубный, Иван Шемякин, Николай Вахтуров…»
    Впереди было долгое турне по Италии, выступление на состязаниях борцов в Северной Африке. Его видят в Бельгии, Германии, где он положил на лопатки первоклассных немецких силачей. Все это производит настоящий фурор. «Золотая пятилетка» с 1905 по 1910 год превратила Поддубного в человека-легенду.
    И вот в Ницце, куда его, уже к тому времени шестикратного чемпиона мира, пригласили на двухнедельное выступление, на горизонте замаячила фигура давнего знакомого Рауля ле Буше.
    В один из дней Поддубного обступили четверо дюжих парней, которые стали говорить, что, мол, русский борец мог бы угостить болельщиков шампанским. У каждого из них Поддубный заметил нож, спрятанный в рукаве рубахи. Понимая, что ему, безоружному, с ними не справиться, он решил действовать хитростью и пригласил к себе домой, на что апаши (наемные убийцы) охотно согласились.
    Решив выиграть время, Поддубный сделал верный ход. По дороге ему повстречался знакомый. Поддубный незаметным кивком показал на следовавших за ним субъектов. К счастью, тот все понял и повернул к полицейскому участку.
    При входе в дом Поддубный сказал парням, что сейчас включит свет, а сам броском вытащил из-под матраса пистолет. Те опешили, увидев направленное на них дуло, а сзади — двоих полицейских.
    Скоро разнесся слух, что Рауль скоропостижно скончался от менингита. Истина состояла в том, что апаши, хоть и не выполнили свою работу, потребовали от заказчика убийства денег. Рауль им отказал, и был избит резиновыми палками по голове, отчего скончался.
    Этот случай и ряд подобных не избавляли Поддубного от тягостного ощущения, что спорт все больше и больше попадает в руки дельцов, людей без совести и чести. «Они торговали борцами оптом и в розницу, заранее обговаривали сумму, за которую спортсмен должен был на какой-то минуте сам лечь на ковер», — вспоминал он. А пресса, которая без зазрения совести называла гонорар, в которую обойдется хвалебное слово? По-крестьянски прямолинейную натуру Поддубного это коробило. Не терпевший мошенничества, он ругался с антрепренерами, разрывал контракты, нажив себе славу человека с тяжелым, неуживчивым характером.
    Все чаще Поддубный отказывался от соревнований. Со второй половины 1910 года он ушел от активной деятельности на спортивной арене.
    Олимпийская дисциплина
    Вид спорта, в котором Поддубному предстояло поддержать престиж России, зародился в Древней Греции. И вскоре борьба стала настолько популярна, что вторым видом спорта после бега была включена в одну из первых Олимпийских игр. Эстафету Древней Эллады подхватили римляне, среди которых этот вид спорта стал очень популярным и приобрел впоследствии название греко-римской борьбы. Придя в упадок из-за нападок церкви в Средние века, вновь возродилась в XIX веке. В 1848 году в Париже прошел первый Международный турнир с участием борцов Германии, Италии, Турции, России и, разумеется, Франции. Возможно, в память этого события греко-римскую борьбу стали называть французской. В 1896 году в России был утвержден устав Петербургского атлетического общества, а через год был проведен первый Всероссийский чемпионат. Он и стал у нас стартом французской борьбы, популярность которой вышла далеко за пределы северной столицы. Во французской борьбе, в отличие от вольной, работает лишь верхняя часть тела. Схватка заканчивается, когда имеет место падение одного из противников, то есть когда одному борцу удается положить другого на лопатки, хотя бы на полсекунды. В СССР Всесоюзный комитет по физкультуре и спорту в 1948 году принял решение называть французскую (греко-римскую) борьбу классической. В 1991-м вернулись к прежнему названию — греко-римская борьба.
    Помещик из Красеновки
    Поддубному, вволю наскитавшемуся по городам и весям, невыносимо захотелось пожить своим домом. К этому решению его подтолкнули и изменения в личной судьбе. На сорок первом году жизни Поддубный женился на женщине ослепительной красоты, актрисе Антонине Квитко-Фоменко.
    Вместе с ней и двухпудовым сундуком золотых медалей он объявился в родной деревне Красеновке и решил завести хозяйство на широкую ногу. Не считаясь с затратами, купил вдосталь земли, наделил ею всю родню, а себе с ненаглядной Антониной выстроил усадьбу. Крестьянская косточка давала себя знать — ему пришло на ум завести мельницу, пасеку.
    В этой сельской идиллии Поддубный прожил года три. Правда, помещиком он оказался не слишком сноровистым. Одним словом, хозяйство приносило одни убытки, а деньги кончались.
    Поддубный снова шагнул на ковер. Его увидели на цирковых манежах, на подмостках летних театров. Зарабатывать на шикарную жизнь требовательной Антонине ему становилось все труднее: спортивная форма у чемпиона уже была не та, да и годы брали свое. Со своих гастролей Иван Максимович привозил жене совсем не такие суммы, о которых она мечтала. Теперь Красеновка казалась ей красивым капканом, куда она попала, польстившись на чемпионское золото, а больше всего на то, что осталось у Ивана лежать в заморских банках.
    ...Времена же наступали какие-то смутные. Грянула революция. Поддубный плохо разбирался в раскладе сил, боровшихся за власть и обещавших вскорости самую замечательную жизнь. Но пока что приходилось наблюдать совсем иную.
    Во время состязаний по борьбе, которые как-то устроил большой ее поклонник, глава крупной табачной фирмы в Бердянске, Поддубного едва не поставили к стенке налетевшие махновцы. В Керчи пьяный в дым офицерик чуть не убил его, зацепив плечо. Иван признавался, что порой начинал выступления при красных, заканчивал его при белых.
    Биограф богатыря Жуков в своей книге описывает встречу Ивана Поддубного с махновцами.
    В окружении батьки был некий Грицко, обладавший большой физической силой. Напутствуя воина на борьбу с одним из коллег Поддубного, адъютант Махно передал ему следующие слова батьки: «А еще наш атаман батько Махно велив сказать тебе, Грицку, шо ежели ты, шельма, не покладешь этого актерщика на лопатки, он собственноручно пристрелит тебя як собаку». Ропот пошел среди борцов.
    Риск быть расстрелянным при любом результате борьбы был велик. И.В. Лебедев («Дядя Ваня») решил не обострять событий и стал наставлять Стецуру, борца, который должен был противостоять Грицко: «Надо красиво провести игру. Подвалишься на десятой минуте. А то еще стрелять начнут…» Через десять минут Махно уже жал руку победителю и довольный говорил: «Теперь я вижу, что ты любого из этих борцов заткнешь за пояс. Верно?»
    Грицко не скромничал и говорил, что не найдется среди присутствующих такого, кого он бы не распял, как Иисуса Христа. Но такой нашелся, и им был, конечно же, Иван Поддубный, который не только заявил о своем желании доказать это Грицко, но и через несколько минут бросил его на помост с такой силой, что у махновца пошли перед глазами черные круги.
    Нестор Махно подошел к Поддубному, достал из кармана пачку ассигнаций и, отдавая ее борцу, сказал: «Это тебе мой личный приз. Так сказать, от почитателя и любителя искусства».
    Во время гастролей в Одессе в 1919 году он узнал, что его Антонина сбежала с деникинским офицером, прихватив с собой изрядное количество золотых медалей из заветного сундука.
    Это известие буквально свалило великана с ног. Иван Максимович отказывался от пищи, целыми днями лежал, перестал узнавать знакомых. Много позднее он признался, что был на краю настоящего сумасшествия.
    Через несколько лет беглянка подала о себе весть. Просила простить. Поддубный сказал: «Отрезано».
    И снова борцовский ковер
    В 1922 году Ивана Максимовича пригласили работать в Московский цирк. Ему уже шел шестой десяток. Врачи, исследовавшие его, не переставали удивляться: после тренировок или выступлений у Поддубного не было заметно даже легкого утомления сердечной мышцы. «Иван Железный» — называли они его. Поддубный обладал феноменальным организмом, позволявшим ему мгновенно развивать энергию, подобную взрыву.
    Как-то на гастролях цирка в Ростове-на-Дону Поддубный заглянул к молодому борцу, своему тезке, Ивану Машонину, которого еще мальчишкой наставлял на правильный борцовский путь. Теперь, за столом, накрытым его матерью, ладной, симпатичной вдовой, они проводили долгие часы за чаем да разговорами. Гастроли еще не закончились, а Поддубный уже понял, что видеть Марию Семеновну каждый день сделалось для него необходимым.
    Уломать ее такому герою было несложно. Вдова приняла предложение руки и сердца, хотя и не представляла в точности всего значения этого имени — Иван Поддубный. Для него же обретение семьи имело большое значение. По настоянию Марии Семеновны он, человек нерелигиозный, даже обвенчался с нею. Не имея собственных детей, к пасынку относился с отцовской нежностью. Как глава семьи, Поддубный считал своим долгом достойным образом содержать жену и сына. А в Ростове-наДону, где он остался, на большие заработки рассчитывать не приходилось. И вот он решается на зарубежные гастроли. Но в Германии, куда он приехал и промыкался год, повторилась та же история: обман преследовал его. Ему сулили огромные деньги за сделку с импресарио. Победа над ним, пусть и липовая, оставалась мечтой для борцов. Само его имя и спустя десятилетия после первых побед все равно означало некую почти мистическую абсолютную силу. Того, кто справился бы с ней, пресса и реклама мгновенно превратили бы в полубога.
    «Я им говорю: «Вы что, Поддубного забыли? Кто положит — под того я лягу». А они отвечают: «Ну, дело ваше, не согласны — так и бороться не будете». Я — в другой цирк. Потом в другой город, в третий. Всюду одно и то же. У них трест. Борцы борются, а хозяева расписывают, кто кого должен положить», — вспоминал Поддубный.
    И он подписал контракт с чикагским антрепренером. По прибытии в Америку дело, правда, чуть не расстроилось: по американским законам атлеты старше тридцати восьми лет могли выйти на ковер только с разрешения специальной врачебной комиссии. Поддубный подвергся тщательному освидетельствованию. Было признано, что его здоровье соответствует сорокалетнему возрасту. Реклама кричала: 54-летний «Иван Грозный» вызывает смельчаков на поединок.
    Но и здесь были свои подводные камни. Очень быстро Поддубный понял — классическая борьба, имеющая кодекс своих правил, американцам неинтересна. На ковре они хотели видеть зрелище, когда льется кровь, трещат кости, вопят от боли дерущиеся.
    То, что здесь принималось за спортивную борьбу, оказалось ее вырождением. В разгаре была слава Эда Льюиса, прозванного Душителем за его отработанный прием — захват головы, заставлявший противника сдаться, под угрозой быть задушенным. Понимая, что надо быть готовым ко всему, в том числе и настоящим дикостям, Поддубный срочно овладевал навыками вольной борьбы.
    Первые же схватки оправдали самые худшие ожидания. Соперник — канадец, которого он уложил на ковер и дожимал грудью, — схватил его за усы, за что, правда, тут же поплатился...
    Блестяще проведя встречи с известными борцами, Поддубный боролся в Чикаго, Филадельфии, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско. Он собирал полные залы. Но здешние нравы, сам торгашеский дух спорта, даже ничем не завуалированный, вызывали в нем чувство, похожее на брезгливость. И он принял решение расторгнуть контракт, потеряв при этом огромные деньги. Никакие уговоры и посулы антрепренеров не помогали.
    ...Американские гастроли Поддубного освещались в советской прессе. Совершенно явно на него делали ставку как на воплощение силы и мощи страны победившего социализма. В Ленинградском порту, куда приехала встречать мужа Мария Семеновна, ее удивили огромные толпы народа, жаждавшие увидеть легендарного богатыря.
    В честь Поддубного был устроен грандиозный праздник, в котором принимали участие все именитые спортсмены города. Известие о том, что 17 июня 1928 года неувядаемый «чемпион чемпионов» будет бороться на открытой сцене Таврического сада, мгновенно облетело город. Все милицейские кордоны к началу состязания были прорваны. Деревья облепили мальчишки, которые от дедов и отцов слышали о человеке, пришедшем в реальную жизнь, казалось, со страниц былин и сказок...
    В Ленинграде же Поддубный обнародовал заявление о том, что «ввиду своих солидных лет решил оставить профессию борца». По его словам, целью жизни теперь для него будет популяризация классической борьбы среди молодежи, передача ей своего огромного опыта, чтобы «найти себе среди русских борцов настоящего преемника».
    В 1934 году исполнилось сорок лет с того момента, когда грузчик Феодосийского порта вышел на ковер. Он все еще его не покинул, укладывая на лопатки куда более молодых. История борцовского спорта такого долголетия не припомнит. Как не припомнит столь долгой, из поколения в поколение передающейся славы.
    p_4.JPG
    Поддубный принимал участие в физкультурном параде на Красной площади в 1939 году. Жил в гостинице «Москва». Вместе со своим коллегой по спорту, чемпионом СССР по борьбе 1939 года Александром Сенаторовым, они прошли перед Мавзолеем, спустились к Василию Блаженному, и тут народ, не обращая внимания на молодого чемпиона, узнал Поддубного. Милиция ничего не могла поделать с наседавшей со всех сторон толпой. Сенаторов вспоминал: «Вижу, дело плохо: помнут Поддубного или совсем задавят. У меня глаз наметанный. Я прежде в милиции служил. Говорю: «Иван Максимович, спасаемся!» Он посмотрел и ответил: «Тикать надо, Саша». Не помню уж, как мы выбрались из этой переделки...»
    ...В том же 1939 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Поддубный «за выдающиеся заслуги в деле развития советского спорта» был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
    Под занавес
    Последние 22 года своей жизни Поддубный провел в Ейске на берегу Азовского моря. Это сегодня Ейск — 100-тысячный город-курорт с целебными грязями, не уступающими, как утверждают, разрекламированным грязям Мертвого моря. До войны же уютный городок был тих, малолюден. Дом Поддубных стоял на высоком обрыве над лиманом.
    Но началась война. В августе 1942-го в Ейск вошли немцы. Этот период в биографии «русского богатыря Ивана Поддубного» или вовсе не освещается, или авторы отделываются невразумительными фразами. Однако, как это часто бывает, народная память имеет свойства хранить сведения, пусть не всегда точные, субъективные, но все-таки позволяющие хотя бы в общих чертах восстановить недостающее звено в прошедшем. А в биографии Поддубного это недостающее оказалось горьким, трагическим.
    ...Семидесятилетний Поддубный не захотел эвакуироваться: «Куда бежать? Помирать скоро». У него и вправду стало пошаливать сердце. Не доверяя лекарствам, он лечился настойками из степных кубанских трав.
    В первые же дни оккупации его задержали люди из гестапо. Они увидели преспокойно расхаживающего по улице старика в соломенной, видавшей виды шляпе, в серой рубахе навыпуск и с пятиконечной звездой на ней — орденом Трудового Красного Знамени, который Поддубный никогда не снимал.
    Из гестапо старика со звездой тем не менее выпустили. Слава спасла Поддубного — там его имя было хорошо известно. Более того, скоро он стал работать маркером в бильярдной — надо было кормить близких. Но поскольку рядом располагался бар, то перебравших игроков Поддубный, как котят, вышвыривал за дверь бильярдной, выполняя таким образом роль и вышибалы.
    По воспоминаниям очевидцев, жителей Ейска: «фрицы-дебоширы очень гордились тем, что сам Иван Великий выставляет их на улицу. Однажды к Поддубному приехал представитель немецкого командования, предлагал уехать в Германию, чтобы тренировать немецких спортсменов. Тот отказался: «Я — русский борец. Им и останусь». И это заявление сошло Поддубному с рук. Немцы преклонялись перед его силой и всемирной славой.
    Поговаривали, что в бильярдную к Поддубному заходили местные старики втихую послушать наше радио. В феврале 1943-го в Ейск вошли части Красной Армии. На Поддубного посыпались доносы, мол, на немцев работал. За Ивана Максимовича взялось НКВД. Провели обстоятельную проверку, никаких фактов сотрудничества с фашистами не обнаружили. Что касается бильярдной, то ее квалифицировали «как чисто коммерческое заведение». Конечно, Поддубному повезло: осудить и отправить в лагерь его тогда ничего не стоило. Эта магическая фамилия, видимо, подействовала на самые горячие головы СМЕРШа.
    После освобождения Ейска Иван Максимович ездил по близлежащим воинским частям и госпиталям, выступал с воспоминаниями.
    Время было нелегкое. Народ голодал… Тот паек, на котором сидел весь Ейск, не мог даже в малой степени удовлетворить потребности могучего организма борца. Он написал в Ейский горсовет: «По книжке я получаю 500 граммов хлеба, которых мне не хватает. Я прошу добавить мне еще 200 граммов, чтобы я мог существовать. 15 октября 1943 года».
    Он просил помощи у Ворошилова, но ответа из Москвы так и не дождался.
    Немцы выдавали ему по 5 килограммов мяса в месяц. Теперь он нередко приходил к директору ейского хлебозавода. Тот никогда не отказывал старику в куске хлеба. Если Поддубному присылали из Краснодара дополнительный сахарный паек на месяц, он съедал его за один день. Чтобы поддержать себя, носил в скупку одну за другой медали. Иногда от недоедания он сваливался в постель и лежал несколько дней, чтобы подкопить сил.
    Было заметно, что вечное ощущение голода, невозможность насытить свой организм, далеко не такой, как у всех, накладывали на него свою печать. После войны видели уже другого Поддубного: с опущенными плечами, с выражением грусти и обиды, застывшим на лице.
    Всегда натура широкая, бессребреник, он стал прижимист. Насыпав в короб муки, ставил на ней отпечатки пальцев, чтобы никто не смог взять даже щепотки. Такие мелкие подробности лучше всех пространных описаний дают представление о последнем этапе жизни самого прославленного и непобедимого из русских богатырей.
    А ведь где-то на Западе на счетах Поддубного лежали огромные суммы, которыми он не воспользовался, весьма интересовавшие его дальних родственников.
    ...Ноги уже не держали старика. Однажды, возвращаясь с базара, он упал. Врачи поставили диагноз: закрытый перелом шейки бедра. Могучий организм теперь отказывал в помощи: кость не срасталась. Ему удавалось на костылях добираться лишь до скамейки, которую выставляла к калитке его жена. Здесь он мог хоть поговорить с проходившими мимо людьми.
    p_4.JPG
    Умер Поддубный в 1949 году на семьдесят восьмом году жизни. Кто знал их семью, говорили, что для Поддубных это не возраст — там помирали далеко за сто лет. Кряжистый род был, вечный...
    Получив телеграмму из Москвы «Хоронить как положено», гроб с телом Поддубного установили в здании спортшколы. Похоронили его не на кладбище, а в городском парке, где от военных лет остались могилы погибших здесь летчиков. Поставили простую ограду, на дощечке написав суриком: «Иван Поддубный».
    Вскоре всю эту территорию затянуло травой. Тихо и мирно здесь паслись местные козы с коровами. Но однажды по Би-Би-Си передали, что в городе Ейске в запустении, почти стертая с лица земли, находится могила Ивана Поддубного — человека, которого так никто и не смог положить на лопатки. Тогда власти стали искать место захоронения и поставили гранитный памятник. На черном камне высечено: «Здесь русский богатырь лежит».
    Наверное, имена и лица прошлого возвращаются к нам не случайно и даже не по случаю круглой даты, а когда в том появляется общественная потребность. Она неосязаема, но факт ее существования отрицать невозможно. В нашей сегодняшней жизни, когда всему, кажется, определены цена и такса, фигура Ивана Поддубного — не только непревзойденный спортивный феномен, а укоризна. Это чувствуют даже совсем молодые люди, недавно написавшие о нем так:
    «В среде профессиональных борцов существовали понятия «шике» и «бур». Первое означало работу на зрителя — артистичную демонстрацию эффектных приемов. Финал «шике» был заранее известен борцам. В «буровой» же борьбе определяется наисильнейший... Поддубный никогда не ложился по приказу организатора чемпионата на лопатки.
    Только за одно это мы, проводящие большую часть жизни в «шике», обязаны помнить о Поддубном».

    И к этому нечего добавить.
    Неподалёку от могилы находится Мемориальный музей Поддубного. Он был открыт в 1971 г.. к столетию со дня рождения Ивана Максимовича. Это уникальное учреждение, являющееся единственным в России музеем, посвящённым одному спортсмену. В основу оформления экспозиции поставлен образ цирка «Шапито», с которым связана спортивная и трудовая биография Поддубного. Фонды музея насчитывают более 2500 экспонатов, среди которых личные вещи, уникальные фотографии и афиши, рассказывающие и жизни и спортивной карьере. Особенно впечатляют скрученные тесемкой толщиной с палец стальные гвозди, разорванные великим борцом цепи, переломанные пополам подковы, халат шириной около полутора метров, оригинал Ордена Трудового Красного знамени. Тот самый орден, который он не боялся носить при немцах во время оккупации. Хранятся здесь тренировочные снаряды, среди них штанга 75 кг. Вообще спортивным снарядом Поддубному могла служить чугунная ось или обычный кусок рельса. А вот силу пальцев он развивал с помощью обычных теннисных мячиков, которые носил с собой. Была у него и знаменитая чугунная тросточка, о которой ходили легенды. Рассказывают, когда он прибыл в США, в Нью-йоркском порту его встретила толпа журналистов. Одному из них Иван Максимович дал подержать свою «тросточку» и тот от неожиданной тяжести уронил её себе на ноги. С этой «тросточкой», в 19,5 кг. И. Поддубный прогуливался по улицам Ейска. Сейчас она хранится в музее. В цокольном этаже – зал борьбы ДЮСШ №1.
    Изображения Изображения
    • Тип файла: jpg p_3.JPG (31.8 Кб, Просмотров: 21)

  9. #9
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Волжский богатырь Николай Вахтуров (1882–1917 г.)
    va_1.JPG
    "Лучшей характеристикой этого богатыря являются слова знаменитого антрипринёра «Лебедева, Дяди Вани». «Довольно сказать — «Вахтуров», и этим сказано все. По силе даже не сверхчеловек, а ихтиозавр, и притом кружит двойные пируэты. Родом с матушки широкой Волги. По натуре также широк, как и в плечах....Васька Буслаев XX века, – но только в смокинге " (из альбома "Борцы" 1917г). Нижегородский богатырь Николай Вахтуров. "Николай Вахтуров! – и из "парада", ласково улыбаясь, грузно выступает колоссальная фигура нижегородского богатыря. Стихийный борец. По размаху натуры и по темпераменту – перенесшийся к нам в XX век былинный Васька Буслаев. Это воплощенная в мускулистое тело "идея натиска". Бесшабашный русский борец, ломающий всех, кто попадает в его объятия. Даже очень сдержанный партер разражается аплодисментами, которые на галерее переходят в настоящую бурю", – писал о нем журнал "Геркулес" (1913 г.). Таким вошел в историю русского спорта чемпион мира, ученик Ивана Поддубного Николай Вахтуров.
    Николай (Никандр) Александрович Вахтуров родился 31 декабря 1882 года в деревне Кадницы, что под Нижним Новгородом. С детства как и многие другие русские атлеты познал нужду и лишения, рано пошел работать грузчиком, где впервые проявил свою богатырскую силу. До нас дошел рассказ об одном эпизоде из его трудовой юности. В восемнадцать лет Николай перебрасывал с места на место мешки с солью. Матросы улыбались, смотря на его потеху, покачивали головами: — И дает же человеку Бог силу. Мешки-то точно не солью а опилками набиты, — говорили они. — Нам двоим так не поднять. Раз кто-то в шутку сказал Николаю: — Унесешь на пристань вот этот якорь? — А что не унести, — ответил простодушный силач, — наваливайте, унесу. Десять матросов, подняв 320-ти килограммовый якорь, навалили на широкую спину Вахтурова. — Глянько! Несет, — сказал рыжебородый боцман. В последствии этот юношеский опыт сгодился Вахтурову при исполнении силового номера в цирке. Вахтуров носил на себе связку из гирь и штанг общим весом 384 килограмма, а однажды установил такой рекорд. Перебросил двумя руками двухпудовую гирю «32 кг» через железнодорожный вагон.
    Как-то с парохода, где Николай Вахтуров служил матросом, сгружали очень тяжёлый и неудобный тюк с мануфактурой. Несколько матросов собрались катить его, но это очень задерживало разгрузку, а каждая минута была на счету: следом поспевал пароход конкурентов, стараясь придти вперёд и забрать всех пассажиров. Вахтуров предложил, чтобы тюк взвалили ему на спину, после чего быстро перенёс его по трапу на пристань. Все, кто это видел, пришли в восторг: в тюке было 24 пуда
    А вот какое сообщение было опубликовано в февральском номере журнала «Геркулес» за 1914 год. В Кишиневе 23 января 1914 года Николай Вахтуров демонстрировал атлетические номера: по помосту, который лежал у него на груди, прошел весь парад борцов, а затем проехали три извозчих повозки с седоками! Так же до нас дошел график тренировок и режим дня одного из сильнейших борцов двадцатого века Николая Вахтурова, написанный им самим. «Встаю в 6 часов. Гуляю час. Прихожу домой и пью четыре стакана сладкого чая. Отдыхаю лежа в постели около получаса. Затем в течение часа занимаюсь с легкими гантелями «остается лишь догадываться что такое в его понимании легкие гантели» по системе И.В. Лебедева. Бегаю на месте с глубоким дыханием 15 минут. Обтираюсь мокрым полотенцем и иду гулять часа на полтора. Придя домой, тяну резину минут двадцать и отжимаюсь на брусьях 50 раз подряд. «Вес Вахтурова 136 кг» а затем пять минут прыгаю через стулья. Принимаю воздушную ванну сидя на стуле и обтираю все тело одеколоном. Обедаю, преимущество отдаю зелени. Гуляю около часа. Сплю часа полтора. Проснувшись что либо читаю. Пью четыре стакана чая. Иду в цирк, где борюсь.
    На следующий день, встав, сразу начинаю тренироваться в борьбе часа полтора. Вытягиваю противника наверх обратным поясом по 20—25 раз «весом 110—120 кг». Затем бегаю и иду гулять. Вот и вся моя «система» в которую по воле судьбы уложилась и вся моя жизнь.
    После окончания городского училища некоторое время работал кассиром на пароходе, а затем был призван в армию в Петербургский лейб-гвардейский гренадерский полк. Там он служил вместе с братом знаменитого борца Ивана Поддубного Митрофаном, что в определенной мере и определило его дальнейшую карьеру. Митрофан много рассказывал Николаю о своем брате, о его победах над борцами мирового класса. В Петербурге в это время было массовое увлечение борьбой и силовыми трюками. Энтузиаст физической культуры граф Георгий Иванович Рибопьер открывает атлетический кабинет, в котором могли заниматься и любители и профессионалы. Вахтуров стал приходить на тренировки в этот спортивный зал. Интересно, что во время своего первого посещения, он очень легко толкнул двумя руками штангу весом 6 пудов 20 фунтов.(тогда штанги были шаровыми с “мертвыми” грифами, вес поднятой штанги 116кг) В это время в Петербург на чемпионат приезжает Иван Максимович Поддубный. Митрофан знакомит Вахтурова со своим братом. Поддубный с удовольствием осмотрел мощную фигуру молодого богатыря и пригласил его на свои тренировки. Итак, Вахтуров стал учеником знаменитого Ивана Поддубного. После окончания службы Вахтуров впервые принял участие в чемпионате французской борьбы. Это произошло в Москве в "Аквариуме".
    va_2.JPG
    Вахтуров сразу же завоевал симпатии зрителей. Через некоторое время он вместе с Поддубным едет на гастроли в Германию, где завоевывает первый приз. Затем в Софии выигрывает первый приз и получает звание чемпиона мира по французской (классической) борьбе. Схватки с ним старались избегать многие знаменитые западные отлеты. Николай Вахтуров побеждал многих борцов с мировыми именами, но схватки с Иваном Поддубным и Иваном Шемякиным заканчивались вничью.
    Николай Вахтуров побеждал многих борцов с мировыми именами, но схватки с Иваном Поддубным и Иваном Шемякиным заканчивались вничью.
    vaxt_2.JPG
    Антропометрические данные Вахтурова:
    рост - 184 см,
    вес - 136 кг,
    окружность грудной клетки при вдохе - 134 см,
    бицепс - 51 см,
    шея - 53 см,
    предплечье - 38 см,
    бедро - 76 см,
    голень - 47 см.

    В популярном спортивном жур¬нале «К спорту» за 1913 год были опубликованы результаты 1-го конкурса самых популярных силачей и профес¬сиональных борцов. Первое место по¬делили Вахтуров и Поддубный (набрали по 80 очков).
    Некролог
    В 1917г. по искривленным улицам Тифлиса с бешеной скоростью мчался легковой автомобиль. В нем сидели двое любимцев местной публики — Николай Вахтуров и борец Разумов. Казалось, судьба им улыбалась. Вдруг произошла ужасная катастрофа. Шофер не успел затормозить при повороте, и машина со страшной скоростью врезалась в телеграфный столб. Разумова выбросило силой удара на мостовую, и он отделался больничной койкой. Вахтуров тут же скончался. Не часто улицы Тифлиса видели такое скопление народа на похоронах. Торопливо закрывались магазины, учащиеся были распущены, весь город шел за гробом чемпиона мира. Так трагически погиб чистой души человек, замечательный русский борец Николай Вахтуров, которого Иван Поддубный считал своим наиболее талантливым приемником.

  10. #10
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Яков Авраамович Чеховской (1879-1941)
    i_1.JPG
    Наконец-то зазвенел звонок оповещающий об окончании уроков и гимназисты шумной гурьбой высыпали на просторный школьный двор. А вокруг буйствовала весна цветением садов и запахом сирени, и думать о занятиях совсем не хотелось. От общей массы учащихся отделилась группа старшеклассников из которой выделялся необычайно рослый и крепкий для своих четырнадцати лет гимназист.
    Что будем делать Якуба? — спросил один из группы обращаясь к рослому парню. Якуба молча подошел к большой железной балке. — Кто хочет покататься на карусели? — На какой? На той что на рыночной площади? — Да нет, смотрите-ка лучше сюда. И Якуба взвалил балку себе на плечи и расставил ноги пошире. — Желающих покататься милости прошу на мою карусель.
    Два человека повисли на балке с обеих сторон. И Якуба стал поворачиваться. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. И вот уже карусель закрутилась завертелась, под удивительно-радостные возгласы мальчишек. А спустя двадцать лет после этих событий имя Якубы Чеховского услышала весь мир.
    Яков Авраамович Чеховской, известный под именем Якубы, родился 30 декабря 1879 года в Гродно. Отец Якубы, известный в городе присяжный поверенный, отдал сына в эту гимназию. Гимназические годы не были для Якубы тяжким бременем. Будучи в старших гимназических классах, Чеховской увлекся цирком. Желая стать такими же, как и его любимцы – цирковые геркулесы, гимназист Чеховской тоже решил развивать в себе силу. Для начала заглянул в лавку железных и скобяных изделий и присмотрел обыкновенные гири, которыми пользовались рыночные торговцы. Приобрел их и на извозчике доставил домой. Место для покупки определил рядом с кроватью. И стал придумывать всевозможные упражнения, желая «накачивать» силу. Каким-то непонятным образом об увлечении своего подопечного узнал поручик Ерофеев. Он одобрил начинания Якубы и заодно дал почитать небольшую книжицу в сером переплете. Ее название было многообещающим – «Упражнение с гирями». Надолго запомнились юноше слова, начертанные на первой странице: «Пусть же наша маленькая книжечка, посвященная гимнастике с гирями, получит широкое распространение и содействует здоровой, свежей и бодрой жизни». Кроме этого приятного напутствия, книжка содержала ряд ценных практических советов, как надо упражняться с гирями. На ее страницах можно было также ознакомиться с интересными историческими фактами. Что гири, например, существовали еще в Древней Греции. Что были они свинцовыми. Гимнасты пользовались ими на тренировках. Изображение таких сцен дошло до наших дней на греческих сосудах, изготовленных из глины. Регулярные занятия с гирями дали возможность юному Чеховскому развить изрядную силу. Он демонстрировал ее не раз своим сверстникам-гимназистам. Гимназический курс заканчивался, и надо было думать, куда определяться младшему Чеховскому. Он поступил в Гродненский гусарский полк вольноопределяющимся! Буквально на первом полковом празднике всех удивил вольноопределяющийся Чеховской. Произошло это после торжественной церемонии, когда начались спортивные соревнования. Чеховскому по его просьбе подвели коня. Он скинул парадный мундир, подлез под брюхо скакуна, взял его себе на плечи и встал. Гул одобрения прокатился по всему плацу. Но силач не торопился поставить живой груз обратно на землю, а медленно прохаживался с ним по площадке. Несколько позже коня взвесили. Вес потянул на целых 400 килограммов. Наблюдавший за всем этим командир полка подозвал к себе Чеховского и дал разрешение ему посещать Варшавский фехтовально-гимнастический зал. Но то, что увидел там Якуба, его сразу же разочаровало. Ему нужны были не гимнастические упражнения и фехтование, а силовая атлетика. Но она пребывала в ту пору в основном в стенах цирков. Именно там выращивали атлетов. Но в цирк, за кулисы, на манеж военным вход был закрыт. В начале прошлого века владельцем цирка в Варшаве был Александр Чинизелли. Он дорожил высокой репутацией своего заведения, а потому цирковые программы отличались высоким классом. Главной приманкой для зрителя являлась так называемая французская борьба. Это было, конечно же, захватывающее зрелище. О борьбе, например, писали такие знаменитые авторы, как Александр Куприн, Валентин Катаев, Юрий Олеша. А вот в Варшавском цирке аренную борьбу разнообразили еще всевозможными выдумками. Одну из них пропагандировала афиша такого содержания: «Каждый выстоявший пять минут против чемпиона получит приз – 300 злотых». Нечто подобное прочитал на одной из варшавских улиц Чеховской и загорелся желанием в этом деле поучаствовать. Переодевшись в дешевый костюмчик из лодзинского сукна, он вместе с товарищем отправился в цирк. А тут как раз арбитр, выходя на середину сцены, во весь голос прокричал: «Кто выстоит против нашего чемпиона, получит указанный на афише приз – 300 злотых!» У нас, дескать, без обмана.
    i_2.JPG
    Помериться силой с цирковым авторитетом вышел никому не известный молодой человек атлетического телосложения по фамилии Чеховской. Началась схватка, которая продолжалась менее трех минут. Новичок сгреб в охапку профессионала-чемпиона и припечатал на обе лопатки. Что тут началось – можно было узнать из утренних варшавских газет. Публика первых рядов и лож на некоторое время превратилась в одну ревущую, беснующуюся от восторга сплошную массу. – Ура! Наша взяла! – кричали сверху, оттуда, где сидели друзья-гусары Чеховского. Весть о «железном» гродненском гусаре быстро разнеслась по Варшаве. Вскоре о ней узнали и во всей Российской империи. И в первую очередь – в ее цирках. Якуба решил начать свой борцовский путь не где-нибудь, а в родном Гродно. На арене того цирка, который, как и прежде, держали братья Ефимовы. Вскоре на улицах губернского города появилась афиша, где извещалось, что на арене местного цирка выступит невиданной силы атлет.В 1915 году на соревнованиях в Петербурге в бывшем Михайловском манеже, атлет Якуба Чеховский продемонстрировал сенсационный силовой трюк: он пронес по кругу на одной руке шесть солдат гвардейского полка, вес его ноши составлял минимум 440 килограмм, за что был награжден почетным золотым поясом. Не менее удивительны и другие номера атлета. Делая борцовский мост от держал на себе 10 человек 750 кг весом. На его грудь устанавливали специальный помост на котором размещался духовой оркестр из 30 музыкантов общим весом в среднем 2400 кг.
    i_3.JPG
    Грандиозными по своему психологическому восприятию и сложными были следующие два номера. На плечи или спину Якубы клали двутавровую металлическую балку, и 40 человек, надавливая на нее, сгибали концы балки до земли. По помосту, лежащему на груди у Чеховского, проезжали три грузовых автомобиля с публикой, около трех тонн каждый.
    Для восприятия современных атлетов эти силовые показатели могут показаться не совсем понятны. Для таких я привожу к примеру один из коронных гиревых номеров Чеховского, который может испытать на себе любой желающий. Якуба поднимал с земли шесть не связанных гирь весом 32 кг каждая по три в каждой руке, раскачивал их между ног, а затем подбрасывал вверх и… ловил на грудь (!). Сорок лет выступал богатырь Якуба с силовыми номерами поражая воображение людей и закончил свою спортивную карьеру в возрасте 58 лет.
    Ранние сумерки опускались на блокадный Ленинград 1941 года, а в одной небольшой квартирке тихо доживал свои последние голодные дни великий атлет XX века — Якуба Чеховский.
    i_4.JPG
    Прославленный атлет умер 31 июля 1941 года 61 года от роду. Похоронен он на Серафимовском кладбище в Новой деревне. Присутствовавшие на похоронах вспоминают, что, когда гроб опускали в могилу, в осажденном Ленинграде была объявлена воздушная тревога. Печально-тревожный вой сирен и заводских гудков явился своеобразным салютом покойнику.
    Помнится столетие со дня рождения Якубы Чеховского, которое отмечалось в Советском союзе в 1979 году. Его имя звучало в радиопередачах, его портреты печатались во многих газетах и журналах. Вспоминали о нем и за рубежом. В нашем историко-археологическом музее был оборудован специальный стенд, посвященный славному земляку. К сожалению, сегодня его уже нет. В процессе переоборудования экспозиций он почему-то исчез. Надо полагать, не навсегда.

  11. #11
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Антропометрические данные Якубы:

    Рост - 180 см
    Вес - 125 кг
    Окружность грудной клетки - 138 см
    Окружность шеи - 52 см
    Окружность бицепсов - 50 см

  12. #12
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    ВЯТСКИЙ БОГАТЫРЬ ГРИГОРИЙ КАЩЕЕВ (1874-1914)
    он же Косинский
    ks_4.JPG
    Лучшей характеристикой этого богатыря-великана служат слова известного организатора чемпионатов французской борьбы, главного редактора спортивного журнала "Геркулес" И.В.Лебедева:
    "В бытность директором борьбы мне пришлось видеть много оригинальных людей, и самым интересным по складу характера я считаю великана Григория Кащеева. Трудно себе представить, чтобы человек, в течение 3-4 лет сделавший себе европейское имя, добровольно ушёл с арены обратно в свою родную деревню и опять взялся за соху и борону. Громадной силы был этот человек. Почти в сажень ростом, Кащеев, будь он иностранец, зарабатывал бы большие деньги, потому что силой он превосходил всех иностранных великанов."
    В конце XIX — начале XX века все европейские страны захлестнула волна увлечения борьбой, В Париже и Милане, Мюнхене и Вене проводились всемирные чемпионаты. Цирки ломились от публики. Волна увлечения борьбой докатилась и до Вятской губернии, до уездного городка Слободского. В ноябре 1905 года на его улицах появились броские афиши, в. которых сообщалось, что в ближайшие дни в городе начинаются гастроли русского силача Федора Бесова. В афишах расписывалась огромная сила атлета.и подробно рассказывалась программа выступлений. В заключение говорилось, что Бесов вызывает желающих на борьбу, обещая победителю двадцать пять рублей. Тихая жизнь Слободского нарушилась. В город потекли толпы из слободы Демьянки, с кожевенных заводов Вахрушева, из ближайших деревень. Все хотели посмотреть на знаменитого силача. Бесов демонстрировал свою силу, поднимая гири или восьмипудовые штанги, устраивал на своих плечах карусель и крутил ухватившихся за доску людей до тех пор, пока они под общий смех присутствующих не падали в разные стороны. Он гнул подковы, медные пятаки, рвал цепи, кулаком вбивал в дерево гвозди, дробил камни. Он рассказывал веселые анекдоты, шутил с публикой. Успех был полный. И вообще, поверг в неописуемый восторг местных жителей. В конце выступления Бесов, как это он всегда практиковал, обратился к зрителям: Может кто желает побороться со мной на поясах ? Зал замолк. Желающих не находилось. Тогда атлет подозвал ассистента и взяв у него 25 рублей, поднял руку вверх, и снова обратился с улыбкой к зрителям: А это тому, кто продержится против меня десять минут! И опять молчание в зале.. Желающих не было. Слобожане вздыхали, жалели, что некому постоять за честь города.
    Вдруг кто-то вспомнил о Грише Кащееве. — Правда! Вот кто сможет померяться силой с приезжим борцом! Народ забеспокоился, заговорил, зашумел. Из уст в уста передавали рассказ о том, как прошедшем летом Гриша Кащеев победил самого сильного в Слободском уезде человека — Пантелея Жуйкова. Жуйков работал на строительстве железной дороги. Он один носил на своем плече тяжелые бревна, поднимал рельсы. Говорили, что никто не мог его побороть. Когда в Зуевке появился Гриша Кащеев, любители острых ощущений стали его подзуживать: дескать, силен-то ты силен, а вот с Пантелеем не справишься. Гриша не вытерпел, в воскресенье пошел на соседний участок к Жуйкову. Тот сидел на бревнах, покуривая козью ножку. Рядом пристроился гармонист, наигрывал кадриль. Парни с девушками танцевали на вытоптанной площадке, Гриша поздоровался с Жуйковым, сел рядом, объяснил, зачем пришел. — Покажи сначала свою силу, унеси на плече бревно, а тогда и бороться будем,— усмехнулся Жуйков. Выбрал Кащеев по себе бревно, положил на плечо, прошел с ним вдоль деревни и обратно. Узнали рабочие, что Гриша Кащеев с Пантелеем Жуйковым бороться собирается, окружили их, ждут. Вышли оба силача на середину круга и на пальцах стали тянуться. Пантелей хоть и ниже Гриши, но шире в плечах, да и опытнее — как же, на десять лет старше — за сорок лет перешагнул. Однако, сколько он не сопротивлялся, а Гриша его перетянул. — На палках возьмитесь! — закричали собравшиеся. Принесли палку. Сели Кащеев с Жуйковым на землю, уперлись друг в друга ногами, ухватились за палку. Каждый в свою сторону тянет. Переломилась палка, и соперники опрокинулись на землю. Люди громко смеются, удивляются силе борцов. Нашли крепкий вересовый кол. Схватка возобновилась и скоро кончилась победой Кащеева. Поднялись они на ноги, передохнули и схватились бороться по-настоящему. Не хочет Жуйков признать себя побежденным, напрягает все свои силы, но Кащеев так схватил его в охапку, что терпеть невозможно. Бросил на землю, навалился на него, словно медведь, и держит. — Сдаюсь, твоя взяла,— чуть слышно прохрипел Жуйков. Кащеев встал и поднял с земли побежденного противника. С тех пор о силе Кащеева стали говорить за пределами Слободского уезда... Да мало ли каких легенд о Гришиной силе не припоминали в эти минуты в Слободском цирке. Во все и не поверишь. Один мужичишка из Салтыков, из Косинской волости,— родины Гриши — уверял, что и одна из его сестер обладает такой же силой. Вот поди ж ты — девка, а богатырь. А ведь родители Гриши ничем не отличаются от обычных людей... Был с Гришей такой случай. Отец его — Илья Кащеев — велел сыну запрячь лошадь и увезти с гумна обмолоченное зерно. А Гриша притащил телегу, сложил в нее мешки и повез. Зерна в мешках было не менее двадцати пудов. Отец кричит: «Чего делаешь?» А Гриша ему в ответ: «Пусть лошадка отдохнет». Увидели Гришу соседи, удивляются. Ребятишки сзади за телегу цепляются, визжат от удовольствия, девчата выскочили на улицу, кричат, чтоб Гриша их прокатил. Парень посадил их на мешки и катит вдоль деревни. А ведь ему тогда было всего пятнадцать лет!..
    ks_1.JPG
    Разговоры в цирке не умолкают. А Бесов стоит, ждет. — Кащеев так Кащеев,— говорит он с усмешкой.— Мне все едино. Подавай его. Становой исправник — большой любитель борьбы— послал стражников на винный склад за возчиком Кащеевым. Кащеева там не было — обоз со спиртом не пришел. Оказалось, еще не установился санный путь через реку. Исправник накричал на стражников, раздосадованный ушел домой. А Гриша Кащеев между тем трясся в широких розвальнях, закутавшись в огромный тулуп, прижавшись к деревянной бочке... Медленно трусят лошади, падает мягкий снежок, не шелохнутся вековые сосны в снежных нарядах. Перед глазами мерно вздрагивающая репица Савраски, заиндевевший круп, суковатая оглобля... Мысли медленны и размеренны, как медленен и размерен шаг лошади... Жизнь не легка, своего хлеба хватит до рождества, на извозе не разживешься... Думал в Зуевке на строительстве железной дороги подзаработать, да не удалось, пришлось уволиться. А жаль, заработки там были хорошие, тем более, что он: один заменял четверых и даже пятерых рабочих, обслуживающих копер. Знай крути ручку ворота — трос упруго накручивается на вал, подтягивает чугунную болванку. Удар за ударом — свая глубже и глубже входит в землю. Руки наливаются усталостью, ноет спина, но силы у Гриши хватит. Силы не занимать стать. Работать бы да работать, но везде плут на плуте, везде один обман. Подрядчик при расчете обсчитал и его вместе с другими... Сдержаться бы, промолчать, а Гриша не смог. Взял сорокапудовую(655кг) болванку от копра да и положил в сани подрядчику, прикрыв ее сеном. Кончил подрядчик расчеты, засунул свои бумаги в карман, застегнулся, домой собирается, торопится. А сани примерзли полозьями, ни с места. Хлещет лошадь,. обозлился, остервенел. А кругом смеются: «Что, брат, получил?» «Не спеши, никуда не уедешь,— сказал Гриша. — Рассчитайся сперва с рабочими полностью». Подрядчик покосился на Гришины плечи — косая сажень, шутки с ним плохи. Попробуй, свяжись — рост у парня — три аршина, вес около десяти пудов, работает за пятерых. Выдал деньги... Но зато Грише житья не стало, пришлось податься с железной дороги. Вернулся на винокуренный завод в именье Александрова, в Соколовку. Стал возить в Слободской и Вятку бочки со спиртом... Работы много, а денег нет. А заводчик Александров имеет миллионы. Говорят: живет в Париже да Петербурге... Заводы у него и в Слободском, и в Малмыже, и в Вятке, и в Казани. Да разве запомнишь все города, где люди работают на него... Трусит лошаденка за лошаденкой. Лежат возчики, помалкивают. Каждый думает о своем. Вспомнилось Грише, как юношей работал в именьи Соколовка. Отец, тогда пристроил его на склад. Работы было много, трудились по двенадцати-четырнадцати часов в сутки, а кормили людей плохо, деньги платили маленькие. В те времена десятичных весов не было, грузы взвешивались на больших скалочных. Чтобы взвесить бочку с вином или спиртом, требовалось поставить ее на одну скалку, а на другую скалку поставить гири пудов на двадцать пять(410кг), на тридцать(491кг). В течение дня принимали и отпускали десятки бочек и взвешивали множество других грузов. Первое время Гриша так уставал, что, едва добравшись до печки, не евши, ложился спать, но никому нежаловался на свою участь. Однако год от году он становился все сильнее и сильнее. Двухпудовые гири стали казаться ему игрушками. Однажды посмотрел кладовщик, как Гриша Кащеев легко поднимает двухпудовки выше головы одной рукой, по многу раз подряд, и сказал: «А тебе, Гриша, не унести на себе двадцать пять пудов». «А если унесу, что будет?» «Пять рублей дам, вот деньги в кармане»,— и кладовщик хлопнул при этих словах рукой по карману.
    Связал Гриша веревкой двенадцать двухпудовых гирь и одну пудовую, перекинул веревку через плечо и понес ношу вокруг склада, как условились. Тяжело досталась ноша Грише, требует он с кладовщика деньги, а тот отвечает с улыбкой: «Пошутил я над тобой, нет у меня денег». Осердился Гриша на кладовщика, снял с его головы шапку, поднял плечом угол склада и положил ее под бревно. После этого на другой участок перевелся.
    Через неделю пришел кладовщик к складу: надо грузы отпускать, а взвешивать нечем, гири цепью связаны и высоко на столбе висят. Понял кладовщик, что это Гриша Кащеев над ним подшутил в отместку. Остановилась работа на складе, люди ругаются, время напрасно теряют. Пробовали гири снять вагой и ломом, не вышло. Пришлось столб топором срубить... Досталось кладовщику от управляющего, а рабочие хвалят Гришу: молодец, так и надо им богачам; будут помнить... Трусит лошадка. Тихо вокруг. Продолжает падать снежок. Едет Гриша, думает о людской несправедливости... Вот и река Вятка. У перевоза народ толпится. Через реку не пускают, оказывается не окреп лед. Жалко времени терять — время идет, а деньги не идут. А дома отец с матерью, сестра ждут денег. Осмотрелся Гриша, нашел длинную жердь и положил ее на свои сани. Лошадь выпряг, отдал племяннику Василию караулить. Впрегся в оглобли и с возом через реку направился. — Не утони, Гриша! — кричат товарищи. Молчит Кащеев, только быстрее шагает, тащит сани. Лед трещит, гнется, но не ломается. Перетащил Гриша благополучно свой воз на другой берег и пришел помогать племяннику. Один за другим перебрались и другие возчики. Только успел Кащеев сдать на завод свой груз и получить расчет, как к нему подходят два стражника. — А ну-ка, идем к становому, — говорят. Сердце упало у Гриши, хоть и не был никогда трусом. Да ведь и то сказать: к самому становому, шутка в деле. — За что, братцы? — спрашивает. А сам думает: «Уж не нажаловался ли кто из недоброжелателей? Мало ли кому я насолил в своей жизни»... — А это нам неизвестно,— хмуро отвечает один из стражников, теребя ус.— Наше дело маленькое. Нам праказано тебя доставить, мы и выполняем приказание. Привели Гришу Кащеева в полицию. За конторкой сидит становой исправник, играет витым шнуром от увесистого «Кольта». Гриша нерешительно переминается с ноги на ногу: что-то будет? А исправник осмотрел Кащеева испытующим взглядом и говорит: — Хочешь, Гриша, заработать в один вечер двадцать пять рублей? — Работа разная бывает,— уклончиво ответил Кащеев, а сам думает: «Ну, ничего, как будто бы пронесло». Исправник рассказал Кащееву про Бесова и спросил, не согласится ли Гриша бороться с приезжим атлетом. Подумал Кащеев малость и спросил: — Я положу Бесова, он мне заплатит четвертную, а если меня тарарахнет, да руку или ногу сломает, кто и сколько мне платить будет? — От себя соберем пять рублей и вознаградим за труды, — великодушно пообещал исправник. — Ладно, согласен, — сказал Гриша. Вечером весь Слободской знал, что Григорий Кащеев будет бороться с Бесовым. Каждому хотелось быть свидетелем этого интересного состязания. Зрителей собралось так много, что трудно было пройти. Заняли все проходы и коридоры цирка.
    Борьба была объявлена без ограничения времени, то есть до тех пор, пока один другого не положит на лопатки. Для наблюдения за ходом борьбы и соблюдением правил избрали судью. Высокий и статный Бесов был одет в трико и со своими подкрученными усиками казался красавцем. Он держался уверенно, так как знал, что ему не составит большого труда уложить этого неотесанного великана в несколько минут. Действительно, Григорий Кащеев нисколько не походил на спортсмена. На нем была домотканная пестрядинная рубаха, синие деревенские порты и лапти с онучами. У него были черные, грубо подрезанные волосы и небольшая бородка, и лишь вес его и рост говорили о его недюжинной силе. 218 см роста 160 кг веса давали право называть его великаном.
    Когда он вышел на арену, зрители наградили его дружными аплодисментами и веселыми возгласами одобрения. Бесов и Кащеев проверили пояса, надели их и стали лицом к лицу, грудь против груди. Взялись руками за скобки пояса так, что левая рука каждого из них легла сверху правой руки другого. Ноги расставили врозь, выдвинув правую вперед.
    Судья объявил условия борьбы. По условиям надо было положить противника на обе лопатки, отнимать руки от скобок пояса нельзя. Бесов с первых же минут перешел в наступление. Он производил рывки, силился оторвать Кащеева от земли и свалить на бок. Несколько раз ему удалось сбить Гришу на колено. Кащеев переступал с ноги на ногу и защищался, как умел. Бесов хитрил, старался обмануть его, но безрезультатно. Время шло быстро, борцы начали уставать, тяжело дышали, обливались потом. Но вот Кащеев перешел в наступление. Он крепче уперся ногами в землю, подтянул к себе Бесова и начал отрывать его от земли. Для Бесова наступил критический момент. Он стал вырываться, и от тяжести его тела и рывков скобка пояса оторвалась, и он выскользнул из рук Кащеева.
    Судье пришлось объявить перерыв. Оказалось, что дратва, которой были пришиты к поясу скобки, перетерлась. Нашли шорника, чтобы немедленно исправить оба пояса.
    Зрители волновались. Возникли споры — кто победит. Все желали победы своему земляку. После перерыва Бесов пытался вновь взять инициативу в свои руки, но это ему не удалось. Уловив момент, Кащеев поднял Бесова в воздух, несколько раз крутнул его над головой и бросил на спину. Не дав ему опомниться, навалился на него всем телом.
    Судья зазвонил в звонок и объявил Кащеева победителем. Под громкие аплодисменты ему вручили обещанную денежную награду. Смущенный Кащеев рукавом рубахи стирал с лица пот и застенчиво улыбался. Конечно, Бесову было обидно, но в нем прежде всего заговорил делец, и он понял, что на этом самородке можно заработать деньги. Он уговорил Кащеева оставить извоз и пойти с ним в цирк. Перспектива была заманчива, и Кащеев согласился. Он передал свою лошадь племяннику, снабдив его деньгами на расходы, и отправил домой. Кащеев с Бесовым отправились в Глазов, затем в Ижевск, Воткинск, Сарапул, Стерлитамак и стали путешествовать по другим захолустным городам матушки России. В большинстве случаев их принимали и провожали приветливо, но иногда встречали и с недоверием. Вот что писал в журнале «Геркулес» после смерти Кащеева Ф. Ф. Бесов об этом периоде : «Гриша ходил тогда с громадными волосами и длинной бородой... Приезжаю в глухой-преглухой городишко с Гришей, а там таких людей, как мы, не видали. Кащеев косматый, как зверь, а моя фамилия Бесов... Облика человеческого в нас нет. Порешили, что мы оборотни. Не говоря дурного слова, заарканили нас, вывели из города и говорят: — Ежели не уйдете из нашего города добром, так пеняйте на себя. Так мы с Гришей и давай бог ноги!!» Бесов показывал в своем цирке Кащеева, как самого высокого человека. Заставлял его перед зрителями поднимать гири и другие тяжести. Одновременно Бесов познакомил Кащеева с правилами французской борьбы. На своем пути Кащеев и Бесов встретили передвижной цирк, заключили с директором цирка Коромысловым соглашение и вступили в труппу. С этого момента начался блестящий путь талантливого русского борца Григория Кащеева. Бесов показывал в своем цирке Кащеева, как самого высокого человека. Заставлял его перед зрителями поднимать гири и другие тяжести. Одновременно Бесов познакомил Кащеева с правилами французской борьбы. На своем пути Кащеев и Бесов встретили передвижной цирк, заключили с директором цирка Коромысловым соглашение и вступили в труппу. С этого момента начался блестящий путь талантливого русского борца Григория Кащеева.
    В цирке Коромыслова
    Цирк Коромыслова принадлежал к числу небольших передвижных цирков, путешествующих со своей труппой по городам северо-восточной части России, Западной Сибири и Казахстана. Коромыслов был типичным дельцом, в первую очередь интересующимся наживой и только после этого — искусством. Играя на низменных чувствах зрителей, он. культивировал на своей арене и порнографию, и грубость, и пошлость. Артисты его труппы, ставшие из-за несчастного случая инвалидами, не могли и мечтать о какой-либо помощи. Если к этому добавить, что Коромыслов был членом черносотенного «Союза Михаила Архангела», то станет ясен образ человека, в руки которого попал Григорий Кащеев на первых шагах своей цирковой деятельности.
    Если бы Коромыслову было выгодно, он дал бы, конечно, Кащееву хорошего тренера и не выпускал бы этого русского самородка на арену до тех пор, пока тот не освоил бы полностью всех премудростей культивируемой тогда «французской» (классической) борьбы. Однако прожженный делец видел, что выпущенный на арену в костюме мужика, не знающий приемов, побеждающий одной своей физической силой Григорий Кащеев и так даст ему большие доходы. Больше того, Коромыслов понимал, что такой неотесанный атлет ближе сердцу своих земляков. В начале зимы 1906 года Коромыслов заключил с ним контракт. В Вятке появились афиши, оповещающие население, что в цирке борется «крестьянин Косинской волости Гриша Кащеев». Вятичи, наслышанные о силе Кащеева, валом повалили в цирк, расположенный на Верхнем рынке, против Казанской улицы.
    Труппа борцов, участвующих в чемпионате, была небольшая, но сильная. В первую очередь следует назвать знаменитого «короля гирь» Сергея Елисеева, находящегося в этот период в зените своей славы. Елисеев был первым русским атлетом, вышедшим на большую мировую арену — на соревнованиях в Милане в 1899 году он получил звание чемпиона мира по поднятию тяжестей. Уступая в росте и весе многим борцам (он весил 5,5 пуда), он имел великолепно развитые мышцы, прекрасную фигуру и отлично владел техникой борьбы. Любимцем публики был и Григорий Губин — борец тяжелого веса. Участвовали в чемпионате техники борьбы Дунаев и Батуев, а также борцы легкого веса — Овчинников и Семен Ананьин. В эту-то труппу влились и Кащеев с Бесовым. Появление Кащеева на цирковой арене было встречено вятичами с восторгом. Билеты достать было трудно, продавали контрамарки на запасные места и приставные стулья. Мощная фигура Кащеева в широкой барчатке и огромных валенках приковывала взгляды поклонников. Они ходили за ним толпами. Каждый вечер приносил Кащееву победу. По очереди он укладывал одного борца за другим. Борьба Кащеева с Губиным проводилась на приз в 100 рублей, с Бесовым на 50 рублей, с Елисеевым на 25 рублей. С Губиным Кащеев боролся с перерывами больше часа. Опытный борец ускользал от захватов могучих рук Кащеева и нередко сам ловкими приемами бросал его на ковер. Зрители, затаив дыхание, следили за этой борьбой, и когда Кащеев подмял под себя Губина и спиной прижал к ковру, раздались такие рукоплескания и крики, что их было слышно в городе. После победы над Губиным вятичи устроили добровольный сбор денег. С шапкой Кащеева ходили по рядам цирка, и в нее охотно опускали рубли, полтинники, четвертаки, а некоторые не скупились и на кредитки. Коромыслов, узнав, что сестра Кащеева Ирина обладает могучим ростом и большой силой, вздумал на этом спекульнуть. Не поставив в известность Кащеева, он послал телеграмму в Салтыки и потребовал немедленного приезда Ирины. Сейчас нам кажется неправдоподобным, чтобы интеллигентный человек, каким считал себя директор цирка, мог пригласить в чемпионат борьбы женщину. А тогда женщины-силачки зачастую выступали с мужскими номерами. Более того, они вызывали на борьбу любого мужчину, находящегося в цирке. Так предприимчивые дельцы ради денег растлевали вкусы, зрителей. Короче говоря, Ирина Кащеева незамедлила с приездом в Вятку. Спасло ее только то, что она явилась за кулисы к брату. Удивленный внезапным приездом сестры Гриша спросил, зачем она приехала.
    — Вызвали телеграммой, предлагают деньги большие,—объяснила Ирина и показала телеграфный бланк за подписью Коромыслова. Кащеев сильно обозлился на своего хозяина и, жалея свою сестру, сказал: — Немедленно езжай обратно, вот деньги на дорогу, а здесь тебе не место. Понимаешь, не место?! Это дело не бабье. Ирина выполнила приказание брата и вернулась в Салтыки. Рассерженный Кащеев расторгнул договор с Коромысловым и отказался от дальнейшей борьбы в его цирке. Выступления Кащеева пользовались огромным успехом, но все чаще и чаще он говорил: Нет, уйду из цирка. Вернусь домой, землю пахать буду.
    В чемпионате Заикина.
    ks_2.JPG
    Заикин по достоинству оценил Кащеева, принял в свой чемпионат и заключил с ним трехлетний договор. В русских цирках выступали тогда великаны, равные Кащееву, например, борец Святогор имел рост 2 метра 8 сантиметров, борец Быков — 2 метра 2 сантиметра, геркулес Проня—2 метра с лишним. Были борцы и с огромным весом, русский борец Авдеев («Дядя пуд») весил 13 пудов 22 фунта(220кг), Томас Пик-Блан — 14 пудов(229кг), а немец Эмиль Науке— 17 пудов 35 фунтов(293кг). Однако, несмотря на свой огромный рост и вес, эти борцы не обладали такой могучей силой, какая была у Григория Кащеева(218см 160кг).
    Сила у Кащеева была исключительно пропорциональна росту и весу. При хорошей подвижности и изворотливости Кащеев отличался большой отвагой и страстностью к одержанию победы. Кащеев сопротивлялся во время борьбы до последней крайности, а в случае поражения требовал вторичной схватки, из которой часто выходил победителем.
    Иван Заикин терпеливо учил Кащеева приемам борьбы. Он заставлял его усиленно тренироваться, заниматься гимнастикой, поднимать гири и другие тяжести, не оставлять тяжелой физической работы. С первых же дней борьбы в чемпионате Заикина Кащеев завоевал огромные симпатии зрителей, укладывая на ковер одного противника за другим. Только Иван Заикин, лучше знавший технику борьбы и индивидуальные особенности своего ученика, смог победить Кащеева в часовой схватке. Надо сказать, что несмотря на долгое обучение приемам французской борьбы, Кащеев освоить их окончательно не смог. Основным его приемом оставался прием, выработанный с детства: поймать противника в охапку, да так, чтобы у того косточки схрупали, подмять под себя по-медвежьи и опрокинуть на лопатки. Из Казани чемпионат Заикина переехал в Нижний Новгород, где происходила знаменитая Нижегородская ярмарка. Кащеев не замыкался стенами цирка, посещал пристани, помогал грузчикам в переноске больших тяжестей, устраивал с ними групповую борьбу, беседовал и быстро завоевал любовь и признание нижегородцев.
    Здесь произошел с ним один случай, ярко характеризующий его силу. От пристани отходил небольшой пароход. Капитан стоял на своем мостике и приказывал матросам убирать трапы и отдавать чалки. Матросы быстро выполняли его приказания. Кащеев схватил переднюю чалку и уперся ногами в столб. Капитан подал команду машинисту: «тихий вперед», и пароход стал загребать воду плицами колес. Корма парохода далеко отошла от пристани, а нос не двигался с места. Пароход напирал на дебаркадер с такой силой, что послышался треск досок. Испуганные служащие в страхе выскочили на пристань. Капитан ругал матроса, упрекал его в неповоротливости. А матрос смущенно оправдывался: — Да это Гриша Кащеев пароход держит. Кащеев отпустил чалку и оттолкнул ногой борт парохода. — Вот это силища, настоящая русская, богатырская! — говорили столпившиеся на берегу люди. На ярмарке Кащеев стал одним из самых популярных людей. Смотреть его борьбу ходили не только нижегородцы, но и сибиряки, приехавшие со своими товарами, персы и афганцы, французы, англичане и другие иностранные купцы, которые вели торговлю с Россией. Кащеев в чемпионате вышел победителем. Уехав из Нижнего Новгорода, Кащеев с Заикиньым отправились в турне по многим другим городам и всюду имели исключительный успех. Кащеев вышел победителем в борьбе с такими знаменитостями тех лет, как турок Махмуто, немец Альтман, саксонец Кистман, баварец Бау, швед Андерсон, и многими другими иностранными борцами, которым антрепренеры и директоры цирков платили в два, три и даже пять раз больше, чем русским борцам. Так вятский мужик Григорий Кащеев прославил свою Родину.
    Четвертое место в мире.
    Увлечение французской борьбой в те времена, как мы уже говорили, было очень большое. Почти ежегодно проводились международные, или как тогда называли, всемирные чемпионаты, в которых участвовали сильнейшие борцы мира. Победителю чемпионатов присуждалось звание чемпиона мира и вручалась денежная премия. От России на международные чемпионаты кандидатов обычно выделяли от имени Петербургского атлетического общества, председателем которого являлся обрусевший француз граф Рибопьер. В состав Петербургского атлетического общества принимались только дворяне и буржуазия. Простым смертным людям доступ в это общество был закрыт. Но атлетическое общество из своей среды не могло послать такого человека, который без особого риска мог бы претендовать на мировое первенство. Атлетическое общество несколько лет подряд выставляло кандидатуру прославленного борца Ивана Максимовича Поддубного. Поддубный, потомок запорожских казаков, был одних лет с Кащеевым, но уже в 1905 году завоевал звание чемпиона мира, которое никто не мог отобрать у него в течение 25 лет. Поддубного называли «чемпионом чемпионов». До 1908 года с Кащеевым Поддубный ни разу не сталкивался, так как в те времена, когда Кащеев вышел на цирковую арену, он боролся во Франции, Италии, Африке, Англии, Австрии, Румынии и других странах. Иван Заикин и Григорий Кащеев имели право участвовать в состязаниях на первенство мира, но в 1908 году атлетическое общество вновь выставило одного Поддубного. Заикин и Кащеев поехали в Париж на свои средства и собственный риск.
    Условия чемпионата были жесткие: борец, получивший поражение, не допускался до дальнейших схваток. На соревнования явилось больше ста тридцати борцов из разных стран мира. Чемпионат был рассчитан на тридцать дней. В коридорах и фойе театра «Казино» толпились сотни людей: спортивных репортеров, фотографов, любителей спорта. Все билеты были проданы задолго до чемпионата. Григорий Кащеев, одетый в картуз, барчатку, широкие шаровары и сапоги, казался еще выше своего роста.
    Французы и другие иностранцы смотрели на Кащеева, как на русское «чудо», и предсказывали ему заблаговременно огромный успех. Фотографии Кащеева, наравне с фотографиями Поддубного и других мировых борцов, ежедневно печатались в иностранных газетах и журналах. Особенно большой переполох в спортивных кругах вызвала встреча Кащеева с Поддубным. Борьба шла два часа с переменным успехом. Поддубный применил всю свою силу и ловкость, но опрокинуть Кащеева на спину не мог. Точно так же оказались безрезультатными попытки Кащеева подмять под себя Поддубного и уложить на лопатки. От дальнейшей схватки с Кащеевым Поддубный отказался, и борьба была закончена вничью. Все три русских борца ежедневно укладывали своих соперников на лопатки и заняли призовые места. Поддубный в пятый раз получил звание чемпиона мира. Второе место занял Иван Заикин и четвертое—Григорий Кащеев. Только третий приз достался французу Эмбалю де ля Кальметт.
    Если учесть, что Кащеев по-прежнему плохо владел, техникой борьбы и впервые участвовал в таком ответственном состязании, то станет ясно, что он был одним из выдающихся борцов. Это сразу учли предприимчивые иностранные антрепренеры и предложили ему выгодные сделки. Они даже уговаривали Кащеева перейти в их подданство, сулили богатство и славу, но он с негодованием отверг их предложения.
    ks_3.JPG
    Русских богатырей влекло на Родину. В Москве и Петербурге подготовлялись большие международные чемпионаты борьбы, в которых их пригласили принять участие.
    В России Кащеева и его товарищей по всемирному чемпионату встретили с огромной радостью. Русский народ гордился своими богатырями. В Москве всемирный чемпионат борьбы устраивался в конце 1908 года по инициативе И. В. Лебедева («дяди Вани»). По образованию юрист, Лебедев оказался очень хитрым дельцом. Пользуясь исключительной любовью зрителей к чемпионатам борьбы, он бросил свою основную профессию, стал заниматься спортом. Одновременно Лебедев стал журналистом и много писал о борцах и проводимых чемпионатах. Ради личной наживы он ввел на цирковой арене жульнические проделки и обман зрителей. Против прямого обмана и жульнического надувательства зрителей открыто выступал Поддубный. Резко возражал против обмана и Кащеев. Он заявил, что будет участвовать в Лебедевском чемпионате лишь в том случае, если его противники будут бороться с ним честно. Лебедеву ничего другого не оставалось делать, как согласиться, так как он видел, что участие этого выдающегося борца привлечет к его чемпионату много зрителей. И он не ошибся. Москвичи вскоре полюбили Гришу Кащеева. Его портреты выставлялись в витринах московских магазинов, а отчеты о его схватках перепечатывались многими газетами. Деньги плыли в руки Лебедева. Со временем он нажил огромное состояние. В Московском чемпионате Кащеев получил третий приз. Первый получил Заикин, а второй — Шварц. В начале января 1909 года спортивным дельцом, издателем журнала «Спутник спортсмена» В. И. Мейером был устроен в Михайловском манеже всемирный чемпионат и матчи французской и русско-швейцарской борьбы. В матчах участвовали Кащеев и Поддубный, а в состязаниях — Заикин. В борьбе принимали участие Спуль, Крестьянинов, великан Бредучий, Шнейдер, Миллер, Бамбула, Дирикс Понс, Рейбер, Олаф Андерсон, Винтер, Ноло, Мадрали, Амалю, Вилли Чезе и многие другие. По своему составу чемпионат был наиболее сильным, чем все ранее проводившиеся в Петербурге состязания. Посмотреть схватку великана Кащеева с чемпионом мира Поддубным желали все любители спорта. Билеты в цирк были на расхват, у кассы толпились длинные очереди. В день первой встречи Кащеева с Поддубным нельзя было пройти в манеж, все места были заняты, стульев недоставало, люди стояли в дверях, коридорах, проходах. В манеже были шефы и покровители атлетического общества—великие князья, гвардейские и морские офицеры, писатели, репортеры газет и журналов и другие любители спорта. При выходе на парад борцов, впереди которых шли Кащеев, Поддубный и Заикин, раздались такие громкие лплодисменты, что их было слышно на Невском. Это аплодировали русской силе, храбрости и хладнокровию, какие были проявлены Поддубным, Кащеевым и Заикиным в Париже во время мировых состязаний в 1908 году. Началась борьба. Кащеев и Поддубный обменялись рукопожатиями. Поддубный первый бросился в наступление, но Кащеев отразил атаку и бросил чемпиона мира на бок. В цирке воцарилась тишина, взоры устремились на ковер. Поддубный немедленно поднялся на ноги и задним поясом уронил Кащеева на ковер. Кащеев сделал быструю перекатку, и Поддубный не успел опомниться, как попал в медвежьи объятия Гриши, навалившегося на него всеми своими десятью пудами веса. Поддубный вывернулся, схватил Кащеева за руку и голову и перекинул через плечо. Кащеев не остался в долгу и боковым поясом перекинул Поддубного на спину. Поддубный успел сделать мост, быстро встал на ноги, захватил правую руку Кащеева, ухватился другой за голову и через спину уронил великана на ковер. Это было сделано так быстро и так красиво, что зрители наградили Поддубного громовыми аплодисментами. Кащеев успел увернуться от верного поражения и поставил Поддубного в положение партера, а затем вынудил лечь на живот. Однако сколько он ни силился, но не мог оторвать Поддубного от ковра. Борьба длилась более полутора часов Поддубный поймал Кащеева за горло и стал перевертывать через плечо. Кащеев лег на живот, Поддубный ухватился под мышки и стал перегибать Кащеева на спину. Гриша не поддавался, мускулы его напряглись до предела, но вырваться из объятий Поддубного он не мог. Поддубный прижимал Кащеева к ковру все сильнее и сильнее. Одна лопатка была уже на ковре. Неожиданно Кащеев громко охнул и с искаженным от боли лицом рухнул на бок — не желая того, Поддубный вывихнул ему руку. Судья дал звонок и прекратил борьбу. Врачи оказали Кащееву медицинскую помощь и. запретили ему бороться до полного выздоровления. Через несколько дней состязание из манежа перевели в Новый цирк, но интерес к борьбе из-за отсутствия Кащеева значительно ослаб. Больного Кащеева навещали товарищи и желали ему скорейшего выздоровления. Однажды к Кащееву явился земляк — знаменитый русский художник В. М. Васнецов, кистью которого были написаны бессмертные «Три богатыря». Васнецов долго беседовал с Кащеевым и уговаривал беречь свою силу и здоровье. — Будем в Вятке, встретимся, — пожимая здоровую руку борца, сказал на прощанье художник. Лебедев, зная о вывихе Гришиной руки, вздумал на этом спекульнуть и публично через прессу вызвал его на борьбу на приз 100 рублей с одним из его учеников Винтером или Спулем. Кащеев отверг предложение Лебедева, написал об отказе в редакцию спортивных журналов и уехал в Уфу лечиться. В первых числах марта он возвратился в Петербург и включился в чемпионат борьбы в Новом цирке. Рука у него вылечилась, но подвижность ее была уже не та, чти прежде, и меньше стало силы, чем у здоровой. Петербургские любители спорта, узнав о выздоровлении Кащеева, вновь хлынули в цирк. В первый день борьбы Кащеев под оглушительные аплодисменты и возгласы одобрения в 1,5 минуты без особого труда уложил французского борца Ноло. Через четыре дня после этого Кащеев вновь встретился с чемпионом мира Поддубным. Как и в манеже, схватка богатырей протекала при переменных нападениях и через тридцать минут закончилась вничью. И только в решительной схватке он проиграл Поддубному. Больше поражений у него не было. Он одержал победу над Миллером, Шнейдером, Дириксом Понсом, Рейбе-ром, Вилли-Чезе, Олафом Андерсоном и другими сильнейшими борцами мира.
    В Харькове
    Большой чемпионат французской борьбы в Харькове проходил осенью 1909 года в цирке Муссури. В чемпионате участвовали: Поддубный, Кащеев, Заикин, Грингауз, Медведев, Лурих II, Калашников, Поплов-ский, Крестьянинов, Мурзук, Ноло, Оно-Оки Таро, Чая-Янос, Янковский, Разумов и другие. Чемпионат длился более тридцати дней. Борьба проходила при переполненном цирке. Гвоздем чемпионата были Поддубный, Кащеев и Заикин. Кащеев победил в 12 минут Луриха , Крестьянинова и Медведева, в 33 минуты — Янковского, в 47 минут — Мурзука. Борьба его с Чая-Янсом длилась 53 минуты и закончилась поражением Кащеева, но он потребовал реванша. После часовой вторичной схватки Чая-Янос признал себя побежденным и отказался от дальнейшей борьбы, ссылаясь на болезнь сердца. Первая двадцатиминутная схватка Кащеева с Поддубным была очень интересной и окончилась вничью. Борьба протекала исключительно напряженно, но Кащеев выстоял против натиска пятикратного чемпиона мира. Вторая встреча Поддубного с Кащеевым длилась, сорок минут и также окончилась безрезультатно. Третья решительная борьба Кащеева с Поддубным продолжалась 54 минуты. Поддубный победил Кащеева. С Заикиным Кащеев первый раз боролся 20 минут, и борьба окончилась вничью. Вторая схватка продолжалась 39 минут, и победа осталась за Заикиным. Кащеев в этом чемпионате занял второе место. На первое место вышел Заикин. Поддубный в распределении призов не участвовал. Этот чемпионат очередной; раз подтвердил, что Кащеев являлся одним из сильнейших людей России.
    Снова на родине.
    Последний раз Кащеев боролся в Вятке в 1911 году. Цирк тогда помещался на Ивановской площади.. Одного за другим Кащеев ежедневно укладывал своих противников: Комберга, Дмитриева, Мкртичева, Винтера и других борцов, вызывая восторг своих земляков.
    По окончании матчей Кащеев покинул цирковую арену и уехал неожиданно для всех в свою родную деревню - Салтыки. Кащеев не был честолюбцем и его не прельщали мировая слава и богатство. Антрепренеры и директоры цирков пытались отговорить Кащеева от поездки на родину, обещая огромные деньги, но он остался непреклонным. Он был настоящим русским хлеборобом, его потянуло на просторы полей. Пахать землю, сеять и собирать урожай для него было дороже всего на свете. Ему надоела одинокая, скитальческая жизнь циркового артиста. Радостно встретили Кащеева в деревне. Любили соседи послушать рассказы Гриши о своих приключениях. Когда Кащеев рассказывал о борьбе с иностранными борцами, земляки мысленно переносились в другие города и страны, слушали, затаив дыхание, и боялись проронить хотя бы одно слово. Они радовались, что их земляк своей необычайной силой на долгие годы прославил Русскую землю. Кащеев женился и зажил своим хозяйством. Через год у него родился сын, а еще через два года — дочка. Счастливо и весело стал жить Кащеев. С утра до позднего вечера трудился и устали не знал. Старый дом развалился, Кащеев поставил новый: светлый и просторный. Купил кобылицу, а от нее вырастил хорошего жеребенка Пегашку. На сельскохозяйственной выставке в селе Коса Кащеев за Пегашку получил премию. Так и забыл Кащеев про цирк и борьбу. Только любители спорта не забыли о нем. Приедет в любой город цирк, станут борцы бороться, а зрители спрашивают: — Где Кащеев, почему не борется? Антрепренеры и директоры цирков в деревню Салтыки шлют телеграммы и письма, просят Кащеева вернуться в цирк, а он на телеграммы и письма не отвечает, складывает их в одну груду, на память, вместе с медалями и дипломами, которые получил на цирковой арене. В мае 1914 года в деревню Салтыки приехали борцы, чтобы уговорить Кащеева отправиться с ними на гастроли. Радостно встретил Кащеев старых друзей, угостил, показал свое хозяйство, на поля водил целыми днями, показывал, где что и как у него растет. Хороший урожай ждал Кащеев. От борьбы он категорически отказался: — Дети маленькие, как их одних оставишь? Уехали товарищи обратно в Зуевку, а Гриша стал нервничать, волноваться, на месте сидеть не может, все надо куда-то идти да ехать. Сердце у Гриши колоть стало, рукою за грудь поймается и держит, словно боится, кабы не выпрыгнуло из груди. Нет-нет и вскрикнет громко от боли. Поняла жена, что с мужем неладно происходит, срочно за фельдшером в село послала. Не успел фельдшер приехать, как Кащеев умер. Было много разговоров в деревне, некоторые обвиняли в его смерти борцов, говорили, что те отравили его из-за конкуренции. Но вскрытие показало, что умер он от разрыва сердца. Спортивный журнал «Геркулес» посвятил выдающемуся русскому борцу некролог: «25 мая скончался от разрыва сердца знаменитый борец великан Григорий Кащеев, бросивший цирковую арену и занимавшийся земледелием в своей родной деревне Салтыки. Односельчане были склонны считать, что Гришу отравили борцы, но врач констатировал разрыв сердца. Имя Кащеева не так еще давно гремело не только в России, но и за границей. Если бы на его месте был другой, более жадный до денег и славы человек, то он мог бы сделать себе мировую карьеру. Но Гриша был русский крестьянин-земледелец, и его неудержимо тянуло от самых выгодных ангажементов — домой к земле».
    Село Коса.

  13. #13
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Человек из публики или рождение героя
    Федор Бесов
    На Руси святой сильных людей множество великое.
    Беда только в том, что многие не раскрывают своих удивительных возможностей
    или даже вообще о них не ведают... А жаль!

    Федор Бесов

    Поезд Пермь — Тюмень медленно катился по железной дороге оставляя за собой сотни верст пути. Солнце катилось за горизонт и через открытые окна в вагоны проникал сильный аромат полевых трав и хвои, а в рощах, которые бесконечно тянулись вдоль дороги, не утихая заливались трелями соловьи, и даже мерный стук колес не заглушал их чудного пения. Федор Федорович вышел из своего купе в коридор поезда, подошел к открытому окну и всей своей необъятной грудью втянул воздух наполненный вечерним ароматом, затем повернулся к проводнику разносившему чай и задал ему вопрос. — Когда в Перми будем? — К утру будем-с Федор Федорович, чайку-с с медом не желаем-с? — Хорошо бы и чайку, и к утру в Пермь поспеть, завтра после обеда у меня там представление в летнем саду. Знаете где этот сад находится? — спросил Федор Федорович у проводника. — Как не знам-с, знам-с. Уж почитай неделю висят-с объявления да афиши об вашем гастроли-с. Весь город вас ждет-с, только разговоры о вас по городу и ходят-с. А разговаривать действительно было о чем, ведь в город должен был прибыть сам Федор Бесов, непобедимый борец и непревзойденный силач, восходящая звезда «Слободской чемпион» как его титуловали Пермские газеты. А мальчишки в гимназиях и на улице, только и говорили о том, сможет ли «Бес» поднять лошади или завязать двухвершковые гвозди узлом. Тем временем поезд, в котором ехал Бесов, мало-мальски стал сбавлять ход, пока и вовсе не остановился. — Что за станция такая? — крикнул чемпион услужливому проводнику. — Никакой станции Федор Федорович здесь нет-с. — Тогда отчего стали? — Перед нами, Федор Федорович, прям на стрелке паровоз обломался-с ждем-с покуда починят-с. — И долго будем ждать? — Не знаем-с, может скоро, а может и на всю ночь-с. — Нет, для меня то совершенно не позволительно, так можно и на неустойку нарваться, — сказал сам себе Бесов и решительно выходя из вагона пошел вдоль рельс по направлению к поломке. Подойдя к машинисту поломанного паровоза Бесов спросил. — Что случилось милейший? — Да вот проклятый поломался, ни взад ни вперед катиться не хочет. — А что же делать теперь? — спросил чемпион у машиниста. — Ждать! Пока из Шайтанки паровоз прикатит, чтобы нашу рухлядь оттянуть, да вас пропустить, — отвечал машинист. — И долго ждать, — не унимался Бесов. — Да думаю под утро справимся, отвечал все тот же машинист. Чемпион застыл в раздумье, затем исподлобья покосился на обломавшийся паровоз отвечая машинисту. — Сейчас я подвину машину вашу вперед и можно будет проехать. Машинист посмотрел на Бесова как на полоумного и спросил: — Парень, ты часом не сумасшедший, разве можно такую громадину с места сдвинуть. Тут десяток лошадей и то несдюжит. А чемпион не обращая на него внимания снял пиджак и изо всех сил уперся руками и плечом в паровоз. — Ну еще немножко, еще чуть-чуть, — шептал себе Бесов, — Эй ухнем! И вдруг паровоз повинуясь богатырской силе медленно стал подаваться вперед. Еще усилие и он вовсе покатился по рельсам. Машинист оторопев от невиданного зрелища стал неистово креститься и шептать: — Господи, спаси и сохрани, Господи. А Бесов между тем, протолкал махину со стрелки в аккурат так, чтобы мог проехать его поезд. Он не мог тогда и подумать, что спустя сутки об этом удивительном происшествии узнает вся страна. А вот что писали об этом подвиге силы в газете «Урал» от 14 июня в номере 2327: «Ф.Ф. Бесов 10 июня нынешнего года сдвинул плечом паровоз _ пассажирского поезда №26 на 355-й версте Пермской железной дороги на перегоне Шайтанка—Анатольская, паровоз № 456... За свою силу Бесов назван Самсоном XX века». В последствии Чемпион помещал этот отрывок из газеты на своих афишах в качестве рекламы. Но еще более интересным событиям суждено было развернуться после обеда следующего дня. Почти с самого утра сотни людей штурмовали ворота летнего сада, мест для всех желающих посмотреть на заезжее чудо «Федора Бесова» не хватало, поэтому администрация сада заранее приготовила дополнительные лавки и табуреты, кому же не хватило места, стояли или просто сидели на заборе театра. Напряжение нарастало, ожидание представления с каждой минутой становилось все томительней. — А мож он и не приехал, враки все, станет Бесов у нас выступать, — бойко говорил своим друзьям прыщавый подросток гимназист. — Да нет, что ты, не враки, и афиши по всему городу висят, и народу вон сколько привалило, и городовой здесь, пожарники с оркестром приехали, и генеральская карета здесь, да и мы билеты купили. И вот наконец-то началось все действие ради которого переполошили весь город. На сцену вышел одетый в новый фрак конферансье и низким баритоном произнес: — Господа, вашему вниманию мы представляем выступление всемирно известного атлета, всероссийского силача Федора Бесова!!! Пожарный оркестр грянул туш, а затем их инструменты извлекли звуки знаменитого марша «Гладиаторов». Начался традиционный для всех европейских цирков и чемпионатов борьбы парад-алле. Федор Бесов явился как существо иного мира — необыкновенный, играющий грудой удивительно развитых мышц, его лицо стало какимо-то вдохновенным. Обойдя с приветствием ряды публики, атлет вышел на помост. Бесов взял для разминки трехпудовую гирю «48 кг», раскачал ее и вдруг зашвырнул куда-то в бездонную голубизну неба. — А-а-а! — с ужасом выдохнула публика, когда он «мягко» принял ее на основание своей шеи. Потом Бесов кидал гири и принимал их на плечи и спину, жонглировал ими словно они были из папье-маше. Кто-то в публике даже засомневался: — Они у тебя настоящие? Бесов великодушно улыбнулся: — Проверьте! — и сделал вид, что собирается швырнуть гирю в зрителей. Те охнули, кто-то в испуге обмер, но Бесов уже выводил из толпы на сцену сомневающегося. Мужичек в суконной поддевке и рубашке с красным горошком, смущаясь, с трудом подтянул гирю лишь до колена, махнул рукой и под всеобщий смех поспешил скрыться в толпе. А бесов продолжал жонглировать, но на этот раз уже с завязанными глазами. Но вот два помощника Бесова из местных атлетов вынесли на помост огромную шаровую штангу. Вес штанги восемь пудов «128 кг» объявил конферансье. Бесов легко как пушинку рывками поднял ее вверх, затем несколько раз вытолкнул из-за головы и со страшным грохотом сбросил ее на помост. После штанги кто-то из публики вынес ему подкову: — Ну-ка сломай!? Бесов несколько секунд помял подкову в руках, потом изо всех сил уперся в нее и подкова, подчиняясь богатырской силе Бесова, разогнулась! Дошла очередь и до цепей. — Прошу господа зрители проверить цепи на прочность! — обратился чемпион к присутствующим. Немного потоптавшись на месте, а затем расходясь все больше и больше, несколько человек из публики безуспешно пытались разорвать цепь. Они растягивали их, дергали. Но общих усилий оказалось мало — все звенья оказались прочными. Тогда Бесов тоном волшебника изрек: — Прошу внимания! Он обмотал ладони цепью, на несколько мгновений замер. Вместе с ним и замерли все присутствующие. И вдруг коротко и резко рванул руки в стороны. Цепь разорвалась, и одно из звеньев отлетело к ногам побледневшей женщины, которая мелко и часто крестилась, приговаривая: — Чур меня, чур меня! После цепи Бесов перешел к более масштабному номеру. На сцену вывели двух красавцев жеребцов, которых любезно согласились предоставить пожарники. На лошадей набросили специальные хомуты, концы которых Бесов надел себе на бицепсы, и по его команде помощники начали хлыстать и погонять скакунов в разные стороны. Федор Федорович с наружным спокойствием и легкой улыбкой удерживал лошадей на месте, лишь мышцы обнаженного торса налились сталью. Восторгу зрителей не было конца! Раздались возгласы браво! браво! И на сцену полетели букеты цветов. А Бесов тем временем отпустил поводья укрощенных жеребцов, слегка отдышался и без особых усилий ударом ладони вогнал несколько гвоздей в толщенную доску и передал ее для осмотра и в качестве сувенира зрителям. И вот наконец-то дело дошло до главных аттракционов. На сцене установили на стойке огромный деревянный щит размером 3×3 метра. Конферансье произнес речь: — Прошу господ зрителей мужского, а так же женского пола ____ в количестве 25 душ, милости прошу вас не стесняйтесь выходите на арену. Добровольцы из зрителей с удовольствием разместились верхом на щите, им льстило быть причастными к чему-либо необычному. Бесов подошел к эстакаде, подсел под нее, уперся спиной в ее нижнюю часть, а руками в лавку, которая стояла перед ним и заметно напрягаясь приподнял щит с людьми, подержав его несколько секунд на себе снова опустил на стойки. А разогретая публика вновь разразилась приветствиями и аплодисментами. Когда же зрители успокоились, снова зазвучал голос конферансье: — Дамы и господа, внимание «Рекордные номер». Сейчас на ваших глазах господин Бесов вот на этой самой эстокаде поднимет своей спиной тройку лошадей с экипажем общим весом 80 пудов «1280 кг». Кода же пожарные завели лошадей на платформу весь летний сад замер. Супруга генерала зашептала своему мужу: — Господи да разве можно такую тяжесть поднять? Бесов же тем временем снова подлез под щит и, сжав зубы, напрягся изо всех сил. Платформа на несколько сантиметров оторвалась от стоек и помощники убрали их в стороны. Публика на какое-то мгновение онемела не веря своим глазам, а затем уже в который раз наградила атлета овацией. Бесов заметно устал, но у него все же хватило сил на бис показать еще один рекордный трюк. Атлет набросил себе на плечи махровое полотенце и подсел под двутавровую балку, которую на него водрузили все те же верные помощники. В предвкушении необыкновенного и жуткого действия публика аж оцепенела. Чемпион, не торопясь, описал полукруг по арене с балкой на плечах, затем, остановившись в центре, пригласил десяток желающих повиснуть на края двутавра. Бесов же, широко расставив ноги, заметно напрягаясь, доблестно сохранял свою позицию. И вдруг на глазах публики, ошалевших от невиданного прежде зрелища, концы этой балки стали медленно сгибаться и скоро коснулись сцены. Бесов сбросил согнутый двутавр с плеч, вышел вперед и под всеобщее приветствие и рукоплескание устало по-русски раскланялся на все три стороны. Генерал губернатор Пермской губернии в знак уважения поднялся со своего кресла и, громко захлопав в ладоши, выкрикнул браво! А затем обращаясь толи к своему окружению, толи к самому себе произнес: — И откуда же такие люди берутся? Словно богатыри из сказки...

    Никто из 1075 жителей древнего уездного города Слободского, который еще при царе Иване Васильевиче назывался просто Слободкой, не подозревал, какие великие события ожидают их в самом неотдаленном будущем! Все началось с пустякового и непримечательного события. В тот тихий июльский день, когда солнце потянулось к горизонту, окрашивая нежным пурпуром гряду перистых облаков, когда во всех девяти городских церквах и двух монастырях — Кресто-воздвиженском и Христорождественском, отзвонили колокола, собирая прихожан к вечере, на пристани собралась кучка людей. Ожидали прибытия рейсового парохода из Вятки. И вот он показался, вынырнув из синей излучины, с каждым мгновением приближаясь к правому высокому берегу, весь в клубах пены, лишь на мгновение срывающихся с борта, чтобы показать почтенной береговой публике название — «Св. Георгий». Старик матрос, с пиратской повязкой на выбитом глазу, не выпуская изо рта вонючую козью ножку, хриплым голосом проревел: — Держи! — и ловким движением через головы пассажиров бросил на пристань просмоленную чалку. Закипела вода, глухо раз-другой ударился борт о причал, и со стуком опустились сходни. По ним, неуверенно ступая, двинулись люди в истасканных лаптях, наваксенных щегольских хромовых сапогах, изящных дамских туфлях, городских штиблетах.
    — Папа, папа приехал! — радостно крикнула миловидная, с копной каштановых волос и провинциальным румянцем на свежих щечках барышня. Она бросилась обнимать солидного господина, чуть не сбив на теплый прибрежный песок его новое соломенное канотье «а-ля Пари».— Мамочка, идите сюда! Но уездный казначей, коллежский советник Константин Владимирович Долгушин прибыл в родной город не один. Рядом с ним стоял человечище необыкновенного размаха плеч. Твидовый пиджак едва не трещал при каждом движении рук. — Позвольте, Федор Федорович, представить мою супругу,— проговорил казначей,— Анастасия Ивановна. А это дочка, так сказать, наследница — Наденька. — Федор Бесов,— вежливо поклонился гость. Личико девушки зарделось еще больше. —Знаменитый чемпион мира! — с восхищением добавил казначей. — Не может быть! — с радостным изумлением в один голос проговорили дамы.— Какими судьбами? Ах, мы читали о вас в газетах... — В Вятке я был на представлении господина Бесова и упросил его дать гастроли у нас,— объяснил казначей.— Я сам любитель атлетики и знаю, что в Слободском будет полный аншлаг. Анастасия Ивановна всплеснула руками: — Что же мы стоим? Милости просим к нашему скромному жилищу! Антон! — обратилась она к кучеру, белобрысому малому в косоворотке с расшитым подолом, лениво похлопывавшему по сапогу кнутовищем.— Грузи багаж! — Я не один, со мной помощники, так сказать — труппа,— предупредил Бесов. За его спиной выросли два дородных молодца. — Для всех места найдем! — радушно улыбнулась Анастасия Ивановна.— Гость не кость, за порог не выкинем. Когда на бричку грузили реквизит чемпиона, вышел забавный случай. Услужливый Антон схватился было за небольшой сундук, обитый по углам железными полосками, да так и присел, охнув: — Хосподи Сусе, что-то такое? Бесов расхохотался: — Цепи там! А ты думал — пряники? И он, легко подхватив сундук, бережно опустил его в бричку. Когда багаж был погружен, Антона послали вперед, а сами отправились домой просекой бора, сквозь который синело чистое небо. Пахло по-дачному — земляникой и самоварным дымом. Вечером, после ужина, расположившись на веранде уютного казначейского дома, хозяин и Бесов обсуждали план действий. Решили, что первое выступление будет завтра в городском парке. Уже ранним утром следующего дня город стал украшаться афишами. Они призывно висели на стенах почтовой конторы, мужской и женской гимназий, больницы, в которой стояло полсотни коек, почти всегда пустовавших. То ли жители городка отличались крепким здоровьем, то ли предпочитали лечиться и умирать у себя дома. Затем расклейщик афиш оклеил тумбы около парка, забор возле рынка и уже приспособился возле дома исправника, намазал клейстером его ворота, но в этот момент выскочил сам хозяин — коллежский советник Павел Петрович Пасынков и ударом кулака в глаз погасил смиренное желание расклейщика украсить афишей его дом. А зря! Текст ее был весьма любопытен. Ошарашенные обыватели, большинство из которых дальше Вятки не плавали, с удивлением по многу раз перечитывали афишу:
    АНОНС!
    Прибыл в город Слободской чемпион, всероссийский силач, русский атлет и непобедимый борец.
    ФЕДОР БЕСОВ
    Исполнит атлетические упражнения, в которых ему нет равных в мире!
    Невиданные номера:
    С завязанными глазами жонглирует двухпудовыми гирями.
    Жонгляж с 8-пудовой штангой.
    Ломает лошадиные подковы.
    Свивает в браслет вокруг своего запястья полосово железо в 13/4 дюйма.
    Рвет железные цепи.
    Удерживает на месте двух рвущихся в разные стороны скакунов.
    Ударом кулака пробивает гвоздь сквозь толстую доску.
    Мизинцем поднимет на вытянутую руку трех взрослых людей.
    Поднимет платформу, на которую приглашаются до 25 лиц мужского и женского пола, или
    Тройку лошадей с экипажем общим весом до 80 пудов.
    Рекордный трюк: согнет строительную балку!!!
    Ф. Бесов вызывает всех любителей и профессионалов на какую угодно борьбу.
    Победителю приз — 10 рублей.
    Только 2 выступления!

    Весь город поспешал к летнему саду. Перед входом слободские горожане увидели нечто такое, что потрясло их непорочные души. На двух чурбанах лежала громадная двутавровая строительная балка. К ней был прикреплен большой лист фанеры, на котором местный Леонардо да Винчи вывел крупными черными буквами: «Эту железяку скрутит в бараний рог мировой чемпион Федор Бесов». Незатейливая реклама накалила страсти еще больше. Жаждущие видеть «всемирного чемпиона» отчаянно штурмовали входные ворота летнего театра. Билеты моментально раскупили, но толпа прибывала и прибывала. Добровольные помощники Бесова из местных любителей атлетики с трудом удерживали свои позиции возле входных ворот, штурмовавшихся теми, кто жаждал насладиться невиданным доселе зрелищем. На колеснице подъехал духовой оркестр пожарных, подрядившихся за пять рублей играть на представлениях. Скоро они грянули польку «Кокетка». Мощные звуки меди подняли в небо стаю ворон, а с дерева свалился один из сидевших там мальчишек. Напряжение нарастало. Закрытые ворота под напором наседавших, казалось, вот-вот рухнут. Прибывший на место происшествия исправник Пасынков с трудом пробрался на свое место. И вот последний раз ухнул барабан. Замерли все: работяги, производившие «железный и скобяной товар», владелица местного «пряничного производства» Дряхлова, фармацевт Рябинский, казначей Долгушин с дочкой и женой, и даже матрос с пристани. Пожарники вновь заиграли. На этот раз их инструменты извлекли звуки знаменитого марша «Гладиаторов». Начался традиционный для всех европейских цирков и чемпионатов борьбы парад-алле. Федор Бесов явился как существо иного мира — необыкновенный, играющий грудой удивительно развитых мышц, все могущий на свете, и даже его лицо стало каким-то вдохновенным. Обойдя с приветствием ряды публики, артист вышел на помост. Всю ночь его сооружали местные плотники. Помост был сделан из толстых досок, поверх которых прибили несколько листов кровельного железа, предназначавшихся для создания шумового эффекта. В центре аккуратно постелили резиновый коврик. Бесов взял для разминки двухпудовку, раскачал ее и вдруг зашвырнул куда-то в бездонную голубизну неба. — А-а-а!..— с ужасом выдохнула публика. Послушная законам всемирного тяготения, двухпудовка, достигнув высшей точки полета, стремительно падала вниз — на того, кто ее выпустил. Зрители замерли. Им казалось, что гиря сейчас расшибет смельчака. Но в последний момент Бесов чуть отклонился, и тяжкий груз со страшным грохотом шлепнулся на резонирующий помост. Потом Бесов кидал гири и принимал их на плечи, на спину, жонглировал ими, словно они были из папье-маше. Кто-то в публике даже засомневался: Они у тебя настоящие? Бесов великодушно улыбнулся: Проверьте! и сделал вид, что швыряет двухпудовку в зрителей. Те ахнули, кто-то в испуге обмер, но Бесов уже выводил из толпы на арену сомневающегося. Мужичок в суконной поддевке и рубашке с синими горошинами, смущаясь, с трудом подтянул гирю лишь до колена, махнул рукой и под веселый гогот зрителей поспешил на свое место. Затем Бесов без особых усилий ударом ладони вогнал несколько гвоздей в доску. Дошла очередь и до цепей. — Попрошу господ зрителей проверить цепи на прочность! — обратился чемпион к присутствующим. Неловко потоптавшись на месте, а затем расходясь все более и более, несколько человек из публики безуспешно пытались разорвать цепи. Они растягивали их, дергали. Но общих усилий оказалось мало — все звенья оказались прочными. Тогда Бесов тоном волшебника изрек: — Прошу внимания! Он обмотал ладони цепью. На несколько мгновений замер. Вместе с ним замерли и все присутствовавшие. И вдруг коротко и резко рванул руки в стороны. Цепь разорвалась, и одно из звеньев отлетело к ногам владелицы «пряничного производства» мадам Дряхловой, которая мелко и часто крестилась, приговаривая: — Чур меня, чур меня! И вот наконец дело дошло до главного. Десяток добровольцев, натужливо сопя, втащили на помост балку. Бесов набросил на плечи махровое полотенце. В предвкушении необыкновенного и жуткого действия публика аж оцепенела. Лишь громкогласные соловьи, спрятавшиеся в ближних кустах орешника, заходились в сладостной любовной трели. Чемпион подсел под балку и водрузил ее на свои плечи. Не торопясь он описал круг по помосту. Затем перед зрителями выступили два его помощника. Они пригласили желающих повиснуть на концах балки. Слободчане с охотой согласились на это заманчивое предложение. В их славном городе уважали большую силу, и им было лестно стать причастными к тому удивительному, что происходило на помосте. Несколько мгновений спустя десятка два горожан повисли на балке. Бесов, широко расставив ноги, заметно напрягаясь, доблестно сохранял свою позицию. И вдруг на глазах слободчан, ошалевших от невиданного прежде зрелища, концы этой балки стали медленно сгибаться и скоро коснулись помоста. Балка действительно, как и было обещано, скрутилась в «бараний рог», ну, если не в рог, то все же изрядно прогнулась. И он показал в этот вечер все, что обещал, кроме «адской наковальни», которую просто не успели подготовить. Но в его невероятной силе уже никто не сомневался. Есть желающие соревноваться в борьбе?- Бесов обвел взглядом ряды зрителей. Можно выйти трем-четырем буду сразу бороться со всеми. Публика постыдно безмолвствовала. Никто не хотел получить увечье. — Жаль!— Бесов вздохнул. В заключение программы атлет исполнил еще два номера. Он попросил у публики серебряный рубль. Анастасия Ивановна Долгушина поспешила протянуть монету. Бесов, коротко взмахнув рукой, вогнал рубль в доску так, что он ушел в нее полностью. Сей монумент атлет под аплодисменты зрителей подарил Долгушиной. Затем, на прощанье, он взял у помощника колоду карт и без видимого усилия разорвал ее на две части. Ликование было долгим и всеобщим. Атлета не отпускали, кидали ему цветы. Бесов устало улыбался и на завтра обещал показать новые номера —«еще более удивительные». Исправник Пасынков пришел в комнатушку, где переодевался Бесов. Он выразил «искреннее восхищение» и попросил афишку —«на память». Вечером вся семья казначея собралась на веранде, ярко освещенной желтым светом керосиновых ламп. В воздухе, густом от запаха земляники и цветов, тонко звенели комары. На самом почетном месте, в середине стола, рядом с хозяином и исправником Пасынковым, сидел Бесов. Горничная внесла на подносе жареных цыплят и пикули, запотевший графинчик водки и бутылку лафита. —У вас, наверное, Федор Федорович, родитель был могучей корпуленции?- допытывался исправник.- Вы, позвольте спросить, откуда родом будете? Бесов, по всем правилам хорошего тона, ловко обрабатывал цыпленка с помощью ножа и вилки и не спешил отвечать. Он вообще никогда ничего о себе не рассказывал. Даже близкие ему люди не знали, где он родился, кто его родители. Более того: этого не смогли выведать и пронырливые журналисты. О Бесове ходили самые разнообразные легенды. Одни утверждали, что Он сбежал с каторги и поменял свое имя, стал жить под чужим паспортом. Другие, напротив, говорили, что он сын знатных родителей и получил хорошее воспитание и образование. Но родители отказались от сына, когда тот стал заниматься не аристократическим делом — выступать перед публикой с гирями и штангами. Как говорили в старину, тайну рождения он «унес с собой в могилу». Барышня, мерцая длинными ресницами, во все глаза глядела на удивительного гостя. Зардевшись от смущения, пришла ему на помощь, робко попросила: — Расскажите, пожалуйста, о каких-нибудь приключениях из вашей жизни? Наверное, немало всякого с вами случалось? Чемпион ответно улыбнулся и весело поведал: — Всякого навидался, силенка порой пригождалась. Скажем, происшествие на Пермь-Тюменской железной дороге. Ехал я на гастроли. Вдруг на перегоне Шайтанка — Анатольская наш поезд резко тормозит — на линии авария. Перед нами, как раз на стрелке, паровоз стоит, он сломался и не идет ни взад, ни вперед. Час стоим, два. Сколько ждать можно! У меня вечером выступление. Не приеду, придется большую неустойку выплачивать. Подумал, подумал и отправился к машинисту. Решительно ему заявляю: — Сейчас я продвину машину вашу вперед... Тот смотрит на меня как на сумасшедшего. А я снял пиджак и...— Бесов обвел взором слушателей, ловивших каждое его слово, и вдруг спохватился: — Впрочем, господа, чтобы не быть голословным, я вам кое-что прочту... Он ушел к себе в комнату и вскоре вернулся. — Вот послушайте, что писали в газете «Урал» от 14 июня в номере 2327: «Ф. Ф. Бесов 10 июня нынешнего года сдвинул плечом паровоз товаро-пассажирского поезда № 26 на 355-й версте Пермской железной дороги, паровоз № 456... За свою силу Бесов назван Самсоном XX века» . Исправник налил Бесову большой лафитник водки. Тот запротестовал: — Не могу, простите великодушно! Завтра выступление... — Такому богатырю — такая стклянка! Тьфу, ты, господи, разве эта малость — помеха?— наседал исправник.— Ну, за компанию, ради дружбы! Чемпион поколебался... и залпом выпил водку. Исправник тут же наполнил лафитник опять. Если бы знал Бесов, что ожидает его назавтра! Остерегся бы такого застолья... Черный бархат неба усеялся яркими бриллиантами звезд. Благословенный город спал. И ни одна душа на свете, даже ретивого по службе исправника Пасынкова, не подозревала о том потрясающем событии, которое судьба уготовила мирным обитателям городка. —Идем на Беса смотреть! Рельсы, бают, голыми руками гнет. — Небось брешут! — Васька Хлыбов сказывал, он вчерась сам видел. — Поди, не пролезишь туды... в парк. — А кто ё знает! Авось и пролезешь, если пятиалтынный не пожалеешь. Весь город словно спятил с ума. Закрыл на засов (хотя воров сроду в Слободском не водилось) лавку колониальных товаров Дмитрий Бакулев. Оставил все дела на приказчика владелец «Склада льна» Иван Лукич Колотов. Остановились мукомольное производство Александрова и салотопенное Грехова. После обеда прекратили торговлю магазины «Чайный П. Анучкова» и «Часовой Ивана Яковлева». Солидные купцы, чиновники, мастеровые скорняжно-овчинных производств «Николая Татаурова», «Платунов и К°», «Семейства Плюсниных» двинулись к месту представления. Всем хотелось видеть чудеса, которые вытворяло заезжее чудо — Федор Бесов. ...Представление началось необычно. После того как пожарники исполнили «Гладиаторов», появился Бесов. Уже на правах старого знакомца он обошел зрителей, здороваясь за руки, улыбаясь и раскланиваясь. На ходу, почти не задерживаясь, «памяти ради» сгибал пальцами пятаки и другие монеты, которые протягивали ему из публики. Счастливые обладатели сувениров показывали их остальным — все было честно и без подвохов. Чемпион вновь вокруг своей могучей руки свивал полосовое железо. Легко, словно пряники, ломал подковы, которые в невероятном количестве принесли зрители. Играл, словно котенок тряпичным мячиком, восьмипудовой штангой. Согнул еще одну строительную балку, которую втащили на помост местные любители атлетики. Представление подходило к концу, слободчане утомились от восторженных криков, солнце ушло за дальний лес, и по земле пошли сизые тени. И вдруг... Бесов в очередной раз раскланялся и с легкой иронией в голосе произнес: —Ну-с, может, кто желает испробовать свою удаль? Могу бороться на поясах или любым способом. Победителю приз... десять рублей. Все сразу замолкло. Десять рублей — это две коровы или пять овец. Капитал! Но кто враг собственному здоровью? Разве такого поборешь? Захочет, шмякнет на жестяной помост и костей не соберешь. Хоть сто рублей, хоть сто тысяч — не видать этих капиталов! И вдруг откуда-то из задних рядов раздался чей-то нутряной, басовитый голос: — Давай попробую! Все ахнули, повернулись на смельчака. На арену вышел непомерно высокого роста человек в белой холщовой рубахе, подпоясанной красным шнурком. Был он давно не стрижен и не брит космы торчали во все стороны. Хотя он почти на голову был рослее чемпиона, однако в сравнении с ним выглядел гадким утенком, вышедшим мериться силой с горным орлом. Храбрец стянул с себя рубаху, обнажив волосатую грудь. На шелковом гайтане раскачивался медный крестик. Тут все разглядели, что парень, несмотря на присущую людям высокого роста некоторую неуклюжесть в движениях, крепок в плечах, а своей громадной ладонью он может, пожалуй, прикрыть дно десятиведерной бочки. Бесов с любопытством разглядывал невесть откуда взявшегося соперника. Желающие потягаться с ним в силе находились не так часто. Как правило, это были нетрезвые мужички, подзуживаемые публикой, решившей повеселиться за чужой счет. Такие не то что сопротивляться — не успевали пикнуть, как Бесов отрывал их от земли и опускал зрителям на колени. Сейчас Бесов сразу почувствовал, что предстоят нешуточные дела. Уже по манере парня двигаться, внимательно и выжидающе глядеть на соперника, по осанке и еще каким-то менее уловимым признакам стало ясно: здесь не возьмешь с кондачка, придется применить и ловкость, и силу. Чемпион сделал обычное для себя, хорошо натренированное движение: он мягким движением протянул вперед левую руку, чтобы коснуться шеи противника и затем резким движением правой захватить ее, зажать мертвым кольцом. Дальше все было делом техники: развернуть противника в сторону и спокойно уложить на лопатки. Даже опытные атлеты попадались на этот нехитрый, но до совершенства отточенный прием. Теперь же все произошло иначе. Едва левая рука Бесова оказалась возле парня, как тот неожиданно перехватил ее и рванул на себя. Еще мгновение, и он поймал бы чемпиона на болевой прием, нажимая правым плечом на локтевой сустав развернутой руки. Если он и не переломил бы руку, то Бесову все равно было бы не выкрутиться. К своему счастью, он вовремя ушел от этого приема. Но у парня были прямо-таки железные руки. Он уже сам шел на Бесова, норовя захватить его. Он имел преимущество в росте, руки его длинные, мощные, как щупальца спрута, так и выискивали слабинку в защите чемпиона. Публика, вначале онемевшая от удивления, теперь неистово поддерживала земляка. — Гришка, хватай его! — Косинский, не замай! Знай наших! — Клади чемпиона! Парень спокойно ушел от коронного номера Бесова — «мельницы». Он двигался на атлета спокойно и деловито, словно выполняя какую-то привычную домашнюю работу. Бесов окончательно понял: здесь не до шуток. Вчерашнее застолье не прошло даром: он учащенно дышал, сердце бешено колотилось. Нет, надо мобилизоваться и бороться вовсю. И надо экономить силы: их надолго не хватит. К тому же он изрядно выложился во время выступления. Этого парня можно одолеть только неожиданно и точно проведенным приемом, одним-единственным. Бесов обхватил талию соперника. Мгновение, и он проведет бросок —«мельницу». Теперь уж парню дешево не отделаться! Но что это такое? Соперник вроде бы ухитрился сделать то, что не получалось у знаменитых иностранных атлетов, боровшихся с Бесовым. Разве Бесов забыл, как в переполненном до отказа цирке Никитиных он так припечатал к ковру знаменитого голландца Ван Риля, что того пришлось отливать водой? Разве не он поверг на помост не менее знаменитого чемпиона Австрии Георга Рисбахера? Напрягаясь, парень уперся руками в подбородок Бесова. Тот вынужден был ослабить захват, что оказалось роковым для знаменитого атлета. Парень, изловчившись, припечатал Бесова к помосту. Публика задохнулась от восторга!.. Шутка ли, свой, деревенский, победил знаменитого чемпиона. Еще долго в Слободском обсуждали это удивительное событие. —Гришка Косинский далеко пойдет!- таково было единодушное мнение. Вечером на веранде дома казначея шло шумное застолье. По случаю отъезда Бесова собралось все высшее местное общество. Даже поражение чемпиона не поколебало его авторитет Но и его победитель — Гриша Косинский стал героем дня. И прежде об этом парне, жившем в глухой деревушке недалеко от железнодорожной станции Зуевка, по уезду ходили различные слухи. Очевидцы, к примеру, рассказывали, что забавы ради он на ярмарке минувшей весной взвалил себе на плечи лягавшегося трехлетнего жеребца и разгуливал с ним по базару. Что, к примеру, он за раз съедал ведро картошки и выпивал ведро парного молока. Что никогда не брал в рот хмельного и не курил. Сейчас Косинский тихо сидел возле Бесова за столом, почти ничего не ел. Сам чемпион с видимым наслаждением расправлялся с большим блюдом жареной телятины, которое заботливо поставила перед ним Надежда. Емельян Лимонов, владелец лучшего в городе винного погреба, оснастил стол различными питиями — от «Нежинской рябины» до различных сортов водки с наклейками салатового цвета «Завод Н. Л. Шустова в Москве». Он назойливо предлагал выпить Косинскому: — Чего кочевряжишься? Не воду ключевую предлагаю, ну, давай, махни рюмашечку! Надо пить да гулять, да других забот не знать. — Не балуюсь!— коротко отвечал Григорий. — Что, никогда и в рот хмельного не брал?— допытывался Лимонов. — Да нет, брал!— сознался Григорий, начиная разговариваться.— Юношей совсем был, меня отец, значит, по делу послал к соседям. А у них сродственник с японской войны вернулся. Ногу ему оторвало снарядом. Я пришел, а они, значит, гуляют. Я, дескать, говорю, дайте на два дни мешки, батька просит. Ему овес на базар везти. А они привязались, говорят: — Не выпьешь, так и мешков не дадим. У дяди Иона теперь ноги нет, а ты его не уважаешь? Не по-соседски. Ну, за ногу, значит, дяди Иона давай тебе, паря, нальем. А то и отец твой зачем-то не пьет. Смотри, паря, испортишьси, тоже пить не будешь — как же жить-то тебе тогда? Какое уважение от соседей? Эх, думаю, была не была, как-нибудь стерплю ради дела. — Лей!— говорю. Дали стакан, да в нем, значит, не такая прозрачная, как у вас на столе, а домашняя водка, мутная да вонючая. Перекрестился я со страхом да и зажмурившись выдул сдура. Все, сидевшие за столом казначея, давно притихли, слушая бесхитростный рассказ парня, который, в этом сомнений не было, рассказывал чистую правду. Его простодушное лицо говорило о том, что за всю жизнь он и слова не солгал. Дальше-то что?- поинтересовался фармацевт Рябинский, ковырявший вилкой холодец. Исправник Пасынков расхохотался, обнажив желтые крепкие зубы: —В канаве наш молодец валялся! — Не, не валялся,— сказал Гриша.— Однако едва не помер. Все кишки наружу вывернуло. Очень плохо мне было... Запах теперь учую, так дурманит меня. — Ну,— спросил, меняя тему, Бесов,— в кого ты такой пошел богатырский? — Рази я богатырский? — искренне удивился Гриша.— Вот мой дедушка, так тот точно, богатырский человек. Дедушка мой в Крымской кампании пятьдесят четвертого года участвовал. Он и нынче крестьянствует, хоть ему, значит, без малого восемь десятков. Намедни приносит ему плотник оглобли. «Купи,— говорит,— хорошие, век служить будут». А дедушка решил пошутить, значит. «Какие они хорошие? Щепки они хорошие... Хошь сломаю?» «Да не сломаешь!» Дед положил на шею оглоблю, как коромысло, натужился слегка, она, значит, и переломилась. «Говорил тебе,- смеется дедушка,— что квелая оглобля». — А ты можешь, как дед?— поинтересовался Лимонов. Гриша протянул: — Чего там! Оглобля найдется ненужная? Кликнули Антона. Кучер, ворча, притащил оглоблю. Гриша положил ее на плечи, обхватил своими длиннущими ручищами, напрягся... Несколько мгновений царила тишина. Вдруг оглобля громко хрястнула. Все охнули, а пугливая Дряхлова опять перекрестилась. Две половинки Гриша аккуратно сложил у крыльца: на дрова сгодятся. — Дед тоже хмельного в рот не брал?- поинтересовался Долгушин. — Не, у нас никто этими делами не баловался. Папаша тоже брезгует. Ну, мне, значит, он врезал по ушам, когда я вернулся от соседей с мешками... Только не сильно, ибо ненароком, значит, зашибить может. А что, бывало?- с ужасом округлив глаза, спросила Анастасия Ивановна. — Как сказать?— задумался Гриша.— Он людей боится трогать. А вот с быком было... —С каким быком?- еще более пугаясь, спросила хозяйка. —Да с племенным. Убежал он как-то у Анофриевых из хлева, бегает по всей деревне, того и гляди, на рога человека какого посадит. И никто к нему приступить не может. Уж очень буйный. Поповой лошади бок пропорол. За девкой из соседней с нами избы погнался, да та, Акулькой ее, значит, звать, успела в избу спрятаться. Что делать прикажете? Вижу, и папаша мой тоже вроде задумчивый, то ли не знает что делать, то ли — не слыханное дело — робеет. Да и я на крышу забрался, смотрю на событие сверху. Всякое случалось, а с быком бешеным делов, значит, не имели. А тут эта животина, не догнав соседскую Акульку, прямо на наш плетень поперла. Так весь, значит, вчистую и завалила. Обидно папаше стало. «Что ж ты,— орет он из окна,— тварь бессовестная, делаешь? Я, значит, плетень только на прошлой неделе поправлял, Гришка мне помогал, а ты его, зверюга подлая, в щепки разнесла? Ну, берегись!» Выскочил папаша прямо на быка, а вгорячах ничего в руки, хоть ухват, скажем, не взял. Бык, значит, удивился. Остановился, на моего папашу любуется. Ну, думаю, была не была. Надо папашу все-таки выручать. Соскочил я с крыши, оттуда до околицы деревню видать, да уже не поспел... — Забодал?— с ужасом спросила Анастасия Ивановна. Все давно перестали жевать и пить, ловили каждое Гришино слово. Тот взял стоявшую рядом с его тарелкой крынку холодного, по его просьбе из погреба принесенного молока и налил большую кружку. Не спеша выпил, утерся ладонью и продолжал: — Куда там быку! Когда папаша разъярится, он лютее любого быка делается. Схватил папаша животину за рога, да как... Вот тут он, значит, немножко неправильно сделал. Ему надо бы полегче, да разве там до этого было? Он быка так крутанул, что у того что-то там в хребте повредилось. Хозяева грозились в суд подать, убыток, значит, с нас взыскать, да не стали. Боялись, что им самим за быка убыток припишут. Ну, по-соседски, значит, и помирились. — А бык что?— поинтересовался исправник. — Да ничего! Я ему ноги веревкой связал, потом хозяева за ним пришли. Ожил, только с той поры голова у него как-то в сторону смотрела, боком так, недоуменно вроде. И еще,— чтобы дамы не слыхали, Гриша понизил голос,— его сила успехом пользоваться перестала... — То есть?— заинтересовался исправник. Племя от него, замечено было, пошло какое-то нервное. Телки без причины по ночам жалобно мычат, да и весу в них нужного нет. Так и пришлось другого производителя заводить. Все сидевшие за столом, включая Анастасию Ивановну и владелицу пряничного производства Александру Ивановну Дряхлову, отлично слыхавших весь рассказ Гриши, так и покатились со смеху — Да у нас, почитай, полдеревни крепких ребят!—добавил довольный собой Гриша.— Сказывают, в старину жил какой-то Прокофий, он дубы с корнем валил. — Эх, парень,— сказал Бесов Грише,— не знаешь ты, какой тебе талант природой отпущен! Тебе бы полгодика хорошего тренинга у знаменитого дяди Вани, так мы зовем Ивана Владимировича Лебедева. Это лучший ученик доктора Краевского, которого считают «отцом русской тяжелой атлетики». Дядя Ваня возглавляет школу физического развития, организует многочисленные чемпионаты французской борьбы. Он бы из тебя человека сделал. —А кто ж за меня в деревне работать будет?— удивился Гриша.— Меня папаша за такие отлучки зашибет насмерть... — Ну что ты заладил: зашибет да зашибет! Совсем наоборот. Папаша за тебя радоваться будет. Вот ты меня победил. Привезешь ему «красненькую». А за эти деньги тебе сколько крестьянствовать пришлось бы? А? Молчишь? Да такие деньги на своем овсе-пшенице ты за год не заработаешь. Гриша согласно кивал головой: — Где уж там! Много вам благодарны за деньги... — А ты подумай, дурья твоя башка, если ты станешь профессиональным атлетом? Цирковым! Да эти червонцы не будешь знать куда девать! Твой папаша пять работников будет нанимать, ну а ты будешь знаменитым артистом. Бесов сделал широкий жест рукой. — Представь: Москва, Петербург, Рим, Париж, Константинополь — везде афиши! «Непобедимый богатырь, зверь таежных лесов Сибири — Григорий...» Как твоя фамилия? — Косинский. — «Игра природы — Григорий Косинский!» У кассы столпотворение! Видел, как на мое выступление лезли? Сам-то как проник? — Плотник провел, земляк. — А тут, в Лондоне, лорды спрашивают: «Аи бег ёр падн, сэр! Нет ли у вас лишнего билетика на Григория...» Как, говоришь, фамилия? Косинский? Нет, это не пойдет. Конечно, вроде намек на то, что ты всех так и косишь — одного за другим. Но... нет! Слишком отдает полевыми крестьянскими работами. Не увлекает! На афишах мы тебя будем именовать... Бесов откинулся назад, долго изучал внешность Гриши, но ничего придумать не мог.Вдруг он обратился к Наденьке: — Наденька, как мы назовем на афишах это чудо природы? — Кащеев! — Точно!— с восторгом хлопнул в ладоши чемпион.— Григорий, представляешь, какая это будет пара: «Всемирно известные атлеты — Бесов и Кащеев!» Решено! Все захлопали: — Прекрасно — Кащеев! — Я бы не против!— начал сдаваться Гриша, отныне сделавшийся Кащеевым. С этим именем он войдет в анналы отечественного спорта.— Но вот, значит, что наш папаша скажет? Ведь он меня не пустит. Да еще вы, Федор Федорович, говорите, что мне, значит, чему-то учиться надо... Мы вроде и так умеем. Вот и с вами сегодня... Бесов на эти слова даже возмутился: —Ах ты, дурья твоя голова, что же такое вообразил: если я тебе проиграл, так, может, ты думаешь, что уже законченный чемпион — как Поддубный или Гаккеншмидт? Да я тебя хоть сейчас уложу на лопатки, шутя прямо-таки уложу. Как щенка. Прошлый раз ты выиграл — не спорю. Молодец! Но ведь мы с тобой боролись как медведи в лесу над колодой меда. Ведь борьба должна быть спортивной, по правилам. А главное — я не ожидал от тебя, новичка, такой прыти. Бесов замолк на мгновенье. Потом полез в карман, вытащил пятак и протянул Грише: — На, Кащеев, согни! Сколько Гриша ни надувался, ничего у него не получилось. Зато Бесов на глазах у всех скрутил пятак в трубку и, протянув его Грише, с усмешкой произнес: — Возьми на память! Как посмотришь на этот пятак, так вспомни о своем неуместном самомнении. Мало от природы вымахать бугаем. Надо свою силу уметь выливать в определенные рамки. Скажем, спортсмен, владеющий приемами английского бокса, будь он в два раза легче и ниже ростом на голову, тебя отправит в нокаут за считанные секунды. Гриша недоверчиво хмыкнул: — Видали мы таких англичан! —Вот, ты опять за свое!— разъярился Бесов. Он вскочил из-за стола, дернул Гришу за руку: — Идем, Кащеев, посмотрим, чего ты стоишь! Все всполошились, решив, что сейчас начнется «английский бокс». Гриша хмуро, но все же решительно поднялся из-за стола, едва не упершись в потолок головою. Бесов был чуть выше его плеча. — Не пугайтесь.— Он успокоительно поднял руки.— Чемпионата мира сегодня не будет. Хотя завтра, не торопись я домой, было хорошо провести «абсолютный чемпионат уездного города Слободского по французской борьбе с участием непобедимого Григория Кащеева. Приз от благородного купечества — 100 рублей!» Весь уезд сбежался бы смотреть, как «непобедимый Кащеев» рассматривает голубое небо, лежа на лопатках под «побежденным накануне» Бесовым. Но, господа, матч-реванш переносится на другой срок. Готовьтесь! Сто рублей должны быть одной бумажкой с изображением великой царицы Екатерины. Другими купюрами не приму. Гости вышли во двор. Ночь была светлая, лунная. —Хоть узоры вышивай!- восхитилась Анастасия Ивановна. Но приказала служанке принести несколько «линеек» керосиновых ламп. Бесов обвел глазами двор. Около сарая стояла громадная деревянная бочка с песком на случай пожара. Бочка была высотой аршина полтора, не меньше. — Господа, будьте судьями,- обратился к окружающим Бесов.— Вызываю на соревнование будущего чемпиона мира Григория Кащеева, уроженца Слободского уезда. Приз — десять рублей, которые Кащеев успел зашить в свой поношенный картуз и теперь боится потерять, даже за столом подложил под себя. Все дружно рассмеялись, потому что и впрямь Григорий не выпускал картуз из рук. — Итак, упражнение первое. Толчком обеих ног с места вскочить на бочку — упражнение выполняется в темпе. Бесов сбросил с плеч пиджак. Подойдя вплотную к тяжеленной бочке, чемпион проверил ее устойчивость и вдруг, оттолкнувшись от земли, легко вспрыгнул на нее. Он повторил это движение с десяток раз. — Прошу,— пригласил он Гришу. Тот, раззадоренный, подошел к бочке. Долго стоял на месте, потом неловко взмахнул руками, попытался вспрыгнуть, но лишь ударился о край и упал на траву. Прошу зафиксировать, господа судейские: очко за мною!— провозгласил Бесов.— Должно быть, у моего соперника сильные руки. Проверим. Упражнение второе: отжимание в стойке на кистях с опорой ногами на стенку дома. Бесов подошел к сараю, встал в стойку на кистях, ноги завалив на стену. Он начал отжиматься, лицом уходя в пахучую траву. — Один, два, три, четыре, пять,— начал счет исправник, который стал «главным рефери», — двенадцать, тринадцать... Бесов поднялся, отряхивая руки. — Вообще, по методике доктора Краевского, силовыми упражнениями следует заниматься натощак. И здесь наш доктор прав! Натощак я могу отжаться в таком положении с полсотни раз, без особых усилий. Это упражнение очень хорошо развивает силу рук, особенно трицепсы. Зато прыжки с места на высокую опору, скажем на гимнастического коня, или вот на эту веранду незаменимы для любого атлета: они укрепляют ноги, дают ловкость, развивают дыхание. Упражнение хорошо тем, что. не требует реквизита. Начинать, Гриша, будешь с небольшой высоты вспрыгивай на ступеньки крыльца, постепенно поднимаясь выше и выше. Этому упражнению уделяй не меньше пятнадцати минут в день. Гриша хмыкнул, представив лицо отца, когда он увидит сына, козлом скачущего на крыльце. Хочешь стать чемпионом, не обращай внимания на дура... то бишь на окружающих. Они всегда смеются над теми, кто живет иначе, чем они. Он обнял Гришу за плечи, увел его в сторону. — Хочу тебе все секреты свои передать, наследником своим на арене сделать... Парень ты удивительной силы, но, если меня послушаешь, приедешь ко мне, то увидишь, что в цирке выступать — это не с деревенскими бороться. Каждый день тренировки да выступления в разных балаганах, иной раз, ей-богу, унизительно бывает. Всякая пьянь да рвань над тобой изгаляется. Я ведь не ради денег выступаю, ради любви к атлетике. Вот ваши слободские ребята окружили меня после выступления. Мышцы трогают, вопросы задают: как, дескать, правильный тренинг делать... Ради таких и выступаю! Ради тех, кто хочет сильным стать, имя русского прославить... —Федор Федорович, а как тренинг делать? — Заинтересовался-таки! Молодец!— Бесов хлопнул друга по могучей спине.— Всю методику в двух словах не скажешь. Но самое важное — иметь для начала нормальное здоровье: с пороком сердца, скажем, или больной печенью за штангу ни в коем случае браться нельзя. Но у тебя с этим, кажется, все в порядке. Тогда не забывай другого: всегда начинай с легкого, а к трудному приближайся постепенно. Вот я тебе сказал про прыжки на крыльце: сначала на первую запрыгни, затем сделай темповых прыжков тридцать-сорок на вторую ступеньку, затем в три раза больше — на третью и так далее. Во всяком деле нужна постепенность! В спорте опасно брать нахрапом, иначе здоровье сорвешь, травмы замучают... «Тише едешь — дальше будешь!» Это как раз о нашем деле. Да, да — постепенность и регулярность, без этого не обойтись! Он немного помолчал и убежденно добавил: — Есть еще опасность, которой не избежали многие способные атлеты — нельзя переутомляться. Сильное переутомление ведет к нервному срыву. У некоторых становится плохой аппетит и слабый, кратковременный сон. В этом случае следует ослабить нагрузки, а то и вовсе прекратить на некоторое время занятия. Знающий преподаватель умеет дать занимающимся оптимальные нагрузки. Но я всегда был за то, чтобы лучше «не дозаниматься», чем перегрузиться. И еще, Гриша, очень хорошо после турнира или напряженных занятий сходить в парную баньку. Попроси родителя, пусть веничком тебя... —Это он у меня умеет!- обрадовался Гриша.- Баня у нас своя, прошлым годом к Троицыну дню каменку новую сложили. Ха-рош парок!- И он счастливо заулыбался. Бесов заторопился: —Заговорился я с тобой! Там уже чай разливают, люблю, грешник, китайского бандерольного полдюжинки стаканов выпить ох, духовит! Сейчас приеду в Москву - и в Охотный ряд, в трактир Тестова пойду. Самовары у него пузатые, калачи горячие, мед целебный. И ты давай приезжай ко мне, вместе сходим и к Тестову, и в цирк, и на Сухаревской знаменитой толкучке побываем — все тебе, Гришаня, покажу. С силачами познакомлю — и с московскими, и с петербургскими. Народ, скажу тебе, удивительный! ... К утру набежали тучи. Теплыми каплями пролился веселый дождь, по окну и крыше ровно застучали его тяжелые струи. Анастасия Ивановна спозаранку хлопотала по хозяйским делам. Когда гости вышли в гостиную, она обрадованно заговорила: — Поди, не выспались? А самовар давно поспел. Выкушайте, дорогие гости, чаю. В дороге кто вас покормит? ...Потом они вышли на остро пахнущий цветами и травами сырой воздух. Дождь закончился. Пароход вовремя подошел к причалу. И вновь пенилась зеленая вода, стучали ноги по сходням и злой рев парового гудка огласил окрестности. Бесов долго стоял во весь свой княжески могучий рост на верхней палубе, спокойный и отрешенный от всей корабельной беготни. Берег с каждым ударом машины, скрытой где-то в недрах парохода, удалялся все далее. Провожающие махали руками. И вот уже неясным пятном белело в отдалении светлое платье Наденьки. И не мог он видеть ее красных от слез глаз. И еще не знал того, что Гриша твердо решил сдержать данное Бесову слово и непременно приехать к нему в Москву. Не пройдет и года, как о нем заговорят во всей России. ...Казначей, словно пораженный какой-то своей мыслью, сказал, ни к кому в особенности не обращаясь: — И откуда же такие люди берутся? Словно богатыри из сказки... И. В. Лебедев, «Из старой записной книжки»: «Много мне приходилось видеть оригинальных людей в мою бытность директором борьбы, но все же самым интересным по складу характера я должен считать покойного великана Гришу Кащеева. На самом деле, трудно представить себе, чтобы человек в течение трех-четырех лет сделавший себе почти европейское имя, добровольно ушел с арены, в свою родную деревню, опять взялся за соху и борону. Когда в конце лета 1910 года я предложил Кащееву остаться в чемпионате на 30 рублях в сутки, он покачал своей косматой головой: — Нет, поеду в деревню... Хлеб убирать надоть. —Да ведь, чудак ты человек, Гриша,- говорю ему,- ты за 30 целковых на все лето работника нанять можешь. —Нет, поеду сам, потому что скучаю по деревне... И напрасно было бы хоть сто рублей в сутки предлагать ему — все равно его неудержимо тянуло «к земле». Громадной силы был человек. Почти в сажень ростом, с длинными, несколько вялыми на вид, но на самом деле мощными мускулами... Силой он не только не уступал иностранным атлетам, но был гораздо крепче их и отличался большой выдержкой в борьбе. ...Это был на редкость тихий, положительный, безответный человек. Безгранично любил он одно на свете — свою родную деревню. Как ни звали его за границу, Гриша не ехал туда. Побывал он только в Париже с Заикиным и Поддубным, сделал там страшные сборы, произвел сенсацию своей фигурой и медвежьей силищей. И больше за границу — ни за что. Жил Кащеев очень скромно и все время копил себе деньги для деревенского хозяйствования...» («Геркулес», 1915, № 2). Он умер за сохой. Кончалась пахота 1914 года. Жаркое не по-весеннему солнце ярко светило в костенеющее лицо российского богатыря, и от вспаханных рядов в небо поднимался тонкий пар... Чуть раньше умер в больнице для бедных его друг Федор Бесов. Многочисленные приятели и бесконечные застолья разрушили его могучий организм. Федор и Гриша любили друг друга. Было время, когда они путешествовали по городам и селам, поражая людей силовыми трюками. Однажды, коротая вечер в недорогом номере московской гостиницы «Лоскутная», что на Тверской улице, Бесов вдруг высказал затаенное, душевное: — Помнишь, Гришаня, нашу первую встречу в Слободском? Я-то хорошо помню. Как не помнить, если сердце свое там оставил... Да, это она — Надя, дочь казначея... Но какой я ей муж? Кто я такой? Балаганщик. А она ангел. Нет, не вправе я ломать ей жизнь. Пусть для меня останутся лишь гири да штанги.
    Благородный был человек Федор Бесов!

  14. #14
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Генадий Иванов (родился в 1958 г)
    Силач из Опочки Псковской области
    ivan_1.JPG
    добился феноменальных результатов в исполнении силовых трюков, которыми славились русские богатыри. Своим увлечением он обязан книге о «Железном Самсоне», прочитав которую не остался равнодушным к атлетической карьере Засса и принял ее за идеал.
    Геннадий знакомился с различными системами и методикой работы многих силачей и составлял план индивидуальных тренировок, в основе которых были изометрические упражнения Засса. Дополнительно к силовым стал включать дыхательные упражнения из системы йогов. Его спортивный инвентарь был необычным: огромные камни с указанием веса, платформы, железные прутья, подковы, наковальни, кувалды, цепи. Затем он изготовил специальный тренажер из цепей, пружин, металлических прутьев. Особое внимание Геннадий уделял силе мышц спины и ног и набирал ее не изнурительными многократными приседаниями и наклонами с большим весом, а кратковременным максимальным напряжением изометрического характера. Упорные тренировки и незаурядные физические данные не замедлили сказаться на результатах. Теперь он может оторвать от пола руками платформу в 1000 кг. Одной рукой отрывает от пола 400 кг. Вдавливает ладонью гвоздь в доску, разгибает подковы, через шею сгибает лом, а колоду карт рвет на 8 частей. Удерживает трактор «Беларусь», а при помощи пояса сдвигает 14-тонный «Кировец»,сумел потащить 18-тонную сцепку из трактора "Кировец" и грузовика "ЗИЛ-130".
    Антропометрические данные:
    рост - 185 см,
    вес - 145 кг,
    окружность грудной клетки - 140 см,
    бицепс - 50 см.
    Мнения по поводу изометрии существуют разные — при неумелом использовании такие упражнения могут и впрямь навредить. Но какими бесхитростными они кажутся начинающему! Не нужно ни специальных снарядов, ни зала для занятий, достаточно маленькой комнатки. Это, кстати, и подкупило Геннадия. Он начал заниматься изометрией, постепенно увеличивая нагрузки. И вскоре забыл о боли в спине.
    Работал он «по-дилетантски». Все делал, доверившись сигналам своего сердца. Заболит — переставал. Отпустит — снова начинал. «Так можно же его запороть?» — «Можно, если неосторожно. А я потихонечку, понемножечку...» Методик или разработок каких-нибудь по изометрии ведь нет. Приходилось выкручиваться.
    В первый же месяц после занятий изометрией увеличил силу на 20 кг. За семь месяцев — на 140.
    Теперь Геннадий занимается приблизительно так: с утра — самовнушение — нечто вроде аутогенной тренировки. Он говорит себе: «Я сильный, я самый сильный, у меня руки как стальные клещи. Я могу оторвать от земли вес в тонну, в 2 тонны...» Потом — йога (около часа). А вечером, после работы,— занятия изометрией. Геннадий усовершенствовал упражнения Засса, можно сказать, создал свой комплекс, который, как считает автор, дает больший прогресс в «накапливании силы». Он сам смастерил себе несколько тренажеров из цепей, пружин, досок, металлических реек. К ним он приспособил обычные напольные весы, вот и тренажеры-силомеры.
    Время от времени, правда, случаются неприятности. Как-то раз Гена делал в коридоре стойку на голове, качнулся... Итог: вылетели все стекла в коридорной двери, а за ними — и в кухонной. Габариты хозяина, конечно, не для современных квартир: рост — 185 см, а вес — 140 кг.
    По мнению Геннадия, упражнения, которые ты делаешь, должны нравиться. Он против правила Дикуля, когда заниматься надо через «не могу». «Можно десять лет выполнять все рекомендации и не прибавить в силе. Упражнения хороши тогда, когда они желанны, делать их хочется. И не нужно искать причину, почему это упражнение тебе не по душе. Организм сам знает, что ему нужно».

  15. #15
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Газета "Труд" уже рассказывала о семилетнем Антоне Орлове из Петрозаводска, который занимается пауэрлифтингом - поднятием тяжестей. Только за одну тренировку мальчик "тягает" от трех до пяти тонн. И вот совсем недавно в донецком городе Ясиноватая Антон подтвердил свой статус самого сильного мальчика, показав наилучшие результаты в мире в пауэрлифтинге.
    Информация об уникальных способностях будущего первоклассника будет размещена в Книге рекордов Гиннесса.
    Российский комитет по регистрации рекордов планеты официально зарегистрировал достижения Антона Орлова. При собственном весе в 19 килограммов из разных положений он поднял штангу весом 52,5, затем 53,5 и 55 килограммов.
    Неофициальное звание присвоено в июне 2003 г. дошкольнику Антону Орлову.
    Антон - сын Сергея Орлова - экс-чемпона Петрозаводска по культуризму, мс по вольной борьбе.
    Занятия со штангой с 4-х лет. Тренировки по 1,5 часа 3 раза в неделю.
    Декабрь 2002 года, собственный вес 19кг, рост 120 см.
    Приседание - 48кг, жим лежа - 31кг, тяга - 55кг, сумма - 134кг.
    Июнь 2003 года, собственный вес 19кг
    Приседание - 52,5 кг Жим лежа - 33,5 кг Становая тяга - 55 кг.
    На перекладине - подъем переворотом - 18 раз.
    Тренер - отец Орлов Сергей Александрович, автор книг "Органическая космология. Происхождение Вселенной и жизни", "Божественная трагедия. Библия - анекдот", сборник стихов "Усталая скрипка" .
    AHTOH c 4-х лет читает, играет в шахматы.
    Веснa 2003 г. Ясиноватая(Донецкая обл.) Антон принял участие в российско- украинской встрече детей-рекордсменов "Гинесс-Шоу".
    В мае 2003г. международный клуб рекордсменов "Интерстронг" принял заявку для участия Антона Орлова в регистрации Рекорда Гиннесса в номинации - наилучшие показания в пауэрлифтинге.
    4 июня в Москве в ресторане "Эстерхази" состоялась регистрация достижений команды рекордсменов. Антон получил неофициальное звание - САМЫЙ СИЛЬНЫЙ МАЛЬЧИК (дошкольник) ПЛАНЕТЫ.
    Как говорит папа Антона - Сергей Александрович, практически никто в России не занимается этим видом спорта в возрасте его сына. Конкурентом может быть только девочка. Живет на Украине Варя Акулова, которая с самого рождения занимается пауэрлифтингом. В 1998 году в возрасте 6 лет и при весе 24 килограмма чудо-девочка подняла в тяге 60 килограммов. Те же, что осилил Антон Орлов. Но его вес на три килограмма меньше тогдашнего Вариного. И, как настоящий мужчина, он может взять и 65 килограммов. Что и подтвердил на конкурсе, обойдя-таки Варю Акулову.
    Его отец, Сергей Александрович - мастер спорта по вольной борьбе, кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу, имеет первый разряд по спортивной гимнастике. В тренажерном зале Орлов-старший познакомился с Мариной, своей будущей женой. Теперь один раз в неделю они приходят сюда втроем. С сыном папа тренируется дома. В кухне снимается перегородка, сдвигаются два стола и получаются брусья. Есть перекладина, штанга, разборные гантели. А больше ничего и не надо. Как считает Сергей Александрович, этот вид спорта тем и хорош, что не требует каких-то особых условий и дорогостоящих тренажеров.
    - Папа занимается с Антоном с самых первых дней, - говорит Марина Орлова. - Началось с гимнастики для новорожденных. Потом легкие палочки, на смену им пришли металлические стерженьки. И лишь после появилась самодельная штанга. Папа занятия проводит с калькулятором, все подсчитывает, записывает. Конечно, как мама я волнуюсь. Три раза в год вожу сына на прием к хирургу. Все в порядке. Рост и вес в норме. Занятия ни в чем его не ограничивают. Он у нас развит не по годам. Читает, считает, играет в шахматы.
    - И тем не менее наблюдать за тем, как маленький мальчик поднимает тяжелую штангу, страшновато...
    - Детскую тяжелую атлетику воспринимают со страхом из-за якобы опасного воздействия на неокрепший детский организм, - разубеждает меня Сергей Александрович. - Но моя личная практика доказывает обратное: спортивные отягощения способствуют правильной осанке, красивому телосложению, и наиболее эффективно они действуют именно в детском возрасте. Тренировка спинных мышц и сухожилий исключает многие бытовые травмы и, главное, сутулость, которая у подростков распространена.
    - И каким видом спорта вы собираетесь заниматься дальше? - спрашиваю Сергея Орлова.
    - В Петрозаводске у мальчика нет перспектив. Штангой никто не занимается серьезно. Сам доведу его до чемпиона России по пауэрлифтингу, а это значит, и до чемпиона мира.

  16. #16
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Петр Крылов (1871 - 1933).
    kr_1.JPG
    Петр Крылов - замечательный профессиональный атлет и борец, выступал в начале нашего века на аренах цирков под именем "Король гирь". Родился Крылов в Сергиевом Посаде Московской губернии в семье служащего. Отец его был большим поклонником спорта. В детской висели кольца, на которых Федот Крылов выполнял довольно сложные упражнения. Маленький Петр старался во всем подражать отцу, а тот всячески поощрял увлечение сына спортом. Как и все его сверстники, Петр любил играть в подвижные игры, лазал по деревьям, запускал змея, боролся, с упоением читал Фенимора Купера, Майна Рида, Жюля Верна. Мечтал стать путешественником. Учась в гимназии, все вечера проводил в цирке, где с восторгом следил за выступлением силачей и борцов.
    Петр решил стать цирковым артистом. Первые тренировки начал дома с утюгами, которые он привязывал к половой щетке. Затем стал заходить в лавки к мясникам и пробовал поднимать настоящие гири. Однако наступила пора приобретать специальность. Петр попадает в Петербург, где заканчивает мореходное училище, и потом в качестве штурмана совершает путешествие в Индию, Китай, Японию, Англию. Все это время он упорно тренировался с гирями, которые возил с собой. Во всех портах, куда заходил корабль, Крылов посещал атлетические клубы, где боролся с местными борцами. Часто на палубе устраивал представления: жал двойники (двухпудовые гири), разводил их в стороны, жонглировал ими, крестился двухпудовкой.
    После трехлетнего плавания он едет в Москву за новым назначением. Но любовь к цирку взяла верх, и Крылов решает стать профессиональным атлетом. Первое время тренируется в атлетическом кабинете Сергея Ивановича Дмитриева-Морро.
    Вскоре и Крылов соорудил спортзал у себя в подвале. Купил штангу, гири и продолжал тренировки уже самостоятельно. Почувствовав себя подготовленным, Петр отправился устраиваться на работу. Вот как он писал об этом периоде: "Колебался я недолго, и 25 апреля 1895 года уже стоял в балагане Лихачева на Девичьем поле и показывал директору мои бицепсы объемом в 41 сантиметр. Пощупал меня со всех сторон Лихачев и произнес, почесывая в затылке:
    65 целковых в месяц, мусью, и чтобы ежедено несколько раз работать>. Пожал я руку этому моему Барнуму в сером пиджаке, лакированных сапогах и красном галстуке "бабочкой", - и наше соглашение состоялось. Поехали мы с ним в провинцию - по мелким ярмаркам и по садам. Чуть ли не каждый час приходилось мне работать, то ворочая &гири&, то борясь на &поясах& с любителями. Бывало, еще не успеешь отдохнуть и напиться чайку, как опять заливается колокольчик перед дверью балагана, и осипший голос начинает выкрикивать: "Пожалуйте в театр живых чудес...
    Между прочими чудесами сказочный богатырь Петр Федотович Крылов, уроженец города Москвы, покажет необычайные чудеса своей силы". Ну и опять ворочаешь штангу на сцене, которая ходуном ходит, ибо сколочена из барочного теса>.
    Крылов всегда работал с тяжестями предельного веса, он не терпел никакого обмана. Следует сказать, что зрители балаганов любили потрогать гири или цепи, с которыми выступал силач, чтобы убедиться, что они натуральные. Иногда из публики выходили такие силачи, что победить их в атлетических трюках было очень трудно. Вскоре имя Крылова становится известным, и его начинают приглашать многие владельцы балаганов.
    Два года проработал в балаганах Петр Крылов. За это время он освоил много трюков, которые пользовались большой популярностью у зрителей:
    рвал цепи, из полосового железа завязывал "галстуки" и "браслеты", поднимал лошадь со всадником, стоявших на платформе, выжимал штангу, в полых шарах которой помещалось по человеку, ломал подковы, гнул монеты, делал растяжку с четырьмя лошадьми. Особенно хорошо Крылов управлялся с гирями, ни один атлет того времени не мог сравниться с ним в демонстрации трюков с этим классическим спортивным инвентарем русских силачей. Потом начал выступать в цирке Камчатского, а затем в цирке Боровского, с которым в течение трех лет объездил всю Сибирь. Показывая атлетические номера, Крылов их весело комментировал. -По отзывам публики, мои реплики всегда отличались убедительностью, - вспоминал Крылов, - Например, когда я разбивал камни кулаком, то неизменно обращался к публике с такими словами: -Господа, если вы думаете, что в этом номере есть фальшь, то могу разбить этот камень кулаком на голове любого желающего из публики... Милости прошу желающих на арену!"
    И еще об одном случае рассказывал Крылов:
    "Выхожу на арену, публика меня принимает с азартом, но вдруг слышу, что из первого ряда господин какой-то в чиновничьей фуражке и довольно мозглявого вида, говорит своей соседке:
    "Не понимаю, как можно приветствовать в наш просвещенный век грубую силу. Это просто бык какой- то!" Посмотрел я на него, остановил оркестр рукой и говорю публике: "Господа, вот этот господин говорит, что я бык... Хотя я человек интеллигентный, но работаю на арене потому, что люблю силу... А в общем, нахожу, что лучше быть сильным быком, нежели слабым ослом, хотя и в чиновничьей фуражке, как сей субъект". Что тут поднялось в цирке - описать трудно! Аплодисменты, аплодисменты без конца. Господин, которого я обозвал "ослом", вломился в амбицию и полез на арену объясняться, но тотчас же был мною взят за шиворот и посажен обратно на место. В итоге - скандал, протокол и т.д. Но уж у меня характер такой, что "миндальничанья" на арене я не признаю. Да и где тут было научиться всевозможным этикетам, когда почти каждый день боролся в Сибири с такими типами, что разве только им на большой дороге настоящее место".
    kr_2.JPG
    В старом цирке, как мы уже говорили, атлеты часто предлагали желающим из публики повторить тот или иной трюк. На один из таких вызовов Крылова откликнулся знаменитый польский силач чемпион мира по французской борьбе Станислав Збышко-Цыганевич. Этот атлет отличался мощной фигурой и колоссальной силой. При росте 175 см он весил 112 кг, окружность грудной клетки - 130 см, окружность бицепсов - 50 см, окружность бедра - 72 см.
    Первым в состязании выступил Крылов. Он выжал две гири по 40 кг каждая, затем опустил прямые руки в стороны, держа гири телами вниз, продержал этот вес несколько секунд и снова поднял руки вверх. После чего проделал этот трюк одной рукой с гирей весом в 52 кг. Потом 5 раз выжал 120 кг и толкнул штангу весом в 137,6 кг. Последним номером было так называемое "доношение". Крылов выжал левой рукой две гири по 40 кг каждая, затем правой поднял с пола гирю весом в 48 кг. Взял ее на бицепс (согнул руку в локтевом суставе и поднял гирю к плечу) и выжал вверх. На арену вышел Збышко-Цыганевич, но смог повторить только номера со штангой: жим и толчок. Крылов принимал участие и в чемпионатах французской борьбы, которая была очень популярна в начале века. В этих чемпионатах он завоевывал призовые места. Участвовал и в конкурсах на лучшую атлетическую фигуру и неизменно получал первые призы.
    kr_3.JPG
    Наряду с атлетическими выступлениями и схватками на ковре Крылов делился своим опытом с молодежью, был страстным пропагандистом атлетического спорта. Тренировался по собственной системе. В журнале "Геркулес" за 1914 год опубликована статья Крылова с описанием его тренировок: "Я приведу описание моего тренировочного дня, - это может пригодиться моим молодым собратьям по гиревому спорту для выработки каждым из них индивидуальной для себя системы тренировки. Проснувшись, я беру воздушную ванну в течение 10 минут, затем тяну резину (короткая растяжка из шести резин), тяну перед собой, над головой, из-за спины, каждой рукой отдельно и т.д.
    Делаю отжимания в упоре лежа на полу на всей ладони или на пальцах до 100 раз. Бегаю минут 15 - 18. Прыгаю "лягушкой": короткие прыжки на носках, с глубоким приседанием. Беру душ или обтираюсь холодной водой. Через полчаса завтракаю: яйца, два стакана молока и один стакан жидкого, очень сладкого чая. Гуляю. Обед в 5 часов. Через два часа после обеда тренируюсь с тяжелыми гирями: выжимаю или толкаю (через день) штангу в 5 пудов, стоя и лежа по 50 раз (пять по десять выжиманий). Выжимаю двойники 50 раз (та же пропорция). Приседаю с пятипудовой штангой на всей стопе 100 раз, а затем хожу с тяжелым человеком на шее взад и вперед по лестнице. Кончаю тренировку упражнениями с гантелями весом в 20 фунтов (8 кг), для бицепсов складываю две гантели вместе. После тре- нировки принимаю душ и иду гулять. Когда я тренировался на рекорды, то брал всегда "на разы" очень небольшой вес: двумя руками 4,5 пуда, одной - 3 пуда. Тяжелый же вес брал только один раз в неделю. Что касается моего пищевого рациона, то прежде я ел много мяса, а теперь налегаю главным образом на овощи и фрукты и считаю это полезнее. Особенно люблю печеный (по-пастушески) картофель. Абсолютно не курю>.Крылов обладал редкой по рельефу и объему мускулатурой.
    Вот его антропометрические данные:

    рост - 170 см,
    вес - 88 кг,
    окружность грудной клетки - 123 см,
    бицепс - 46 см,
    шея - 47 см,
    предплечье - 35 см,
    бедро - 67 см.

    Он установил несколько мировых рекордов по тяжелой атлетике. Личные рекорды Петра Крылова:
    крестился двухпудовкой, жим левой рукой - 114,6 кг, в 1909г. в солдатской стойке выжал левой рукой двухпудовую гирю - 86 раз, стоя на борцовском мосту, выжимал двумя руками восьмипудовую штангу(130кг), разводил прямые руки в стороны, держа в каждой гирю весом в 41 кг, поднимание цепями платформы, на которой сидят двадцать человек. В Смоленске в 1915г. в 43года выйграл конкурс атлетического телосложения. Последние выступления его были в возрасте 60 лет.
    -----------------------------------------------------------------------
    Вот некоторые высшие мировые достижения в подъеме гирь нетрадиционным способом по состоянию на конец 2003 года:
    Вячеслав Хороненко (Беларусь) - подъем 16-килограммовой гири за 24 часа - 18108 раз.
    Юрий Кузнецов (Россия) - толчок одной 72-килограммовой гири одной рукой от груди - шесть раз.
    Виктор Бахматов (Украина) - подъем с помоста двух гирь по 32 килограмма зубами до полного выпрямления туловища - пять раз.
    Пантелей Филикиди (Греция) - подъем 53-килограммовой гири мизинцем левой руки, толчок от груди одной рукой (гиря на мизинце) - восемь раз.
    Татьяна Дорогий (Украина) - рывок 16-килограммовой гири левой и правой рукой за пять минут - 112 раз.

  17. #17
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Пётр Янковский-Урсус.(1861-1932)
    Вложение 130734
    "Крестным отцом" известного украинского великана, чемпиона мира по борьбе полтавчанина Ивана Поддубного в конце XIX - нач. ХХ веков звали борца с Волыни Петра Янковского. Поводом для этого стал их поединок 1897 года в Феодосии, когда Поддубный одолел всех борцов знаменитого цирка Безкоровайного и только Петра Янковского, как ни старался, так и не смог положить на лопатки. Ту ничью с Поддубным борцы считали величайшей победой Янковского.
    Иван Максимович Поддубный известен всему миру как непобедимый борец. А кто же он, Янковский, что единственный выстоял в поединке с ним?
    Родился он 1861 года на хуторе Юзефин, что рядом села Городок близ уездного Луцка. Его мать Оксана - уважаемый сельский певица и ткачиха. Отец Михаил - умелый плотник и земледелец. Но из рода обедневших дворян, некогда и казачили.
    Хутор Юзефин только начинался на плодородной опушке. Здесь селились немцы с разрешения русского царя. Вырубали лес, распахивали поля под посевы. Скоро и школу поставили. Маленький Петр рос среди детей поселенцев. Выучил язык. Даже в школу их ходил. Рано и к плужками и плотничает отец приобщил. Ко всему имел дар.
    Но среди ровесников Петр отличался непомерной силой. Никто не мог побороть. Скоро пора вечерниц пришла, девичьих и мальчишниках песенных перекличек. Петр и здесь отличался - так хорошо в его руках скрипка воспроизводила волшебные украинские мелодии. А за силу и ловкость парни прозвали его Медведем.
    Таким его и на армейскую службу позвали. На 23-м году он стал воином лейб-гвардии уланского полка в Варшаве, которая тогда была частью гигантской Российской империи. Окончил полковую школу со званием унтер-офицера.
    Но не это привлекло к нему внимание. На первом году службы с солдатами своего эскадрона побывал в варшавском цирке. Там великан-борец приглашал кого-то из публики побороться. За победу предлагалась вознаграждение. Петр Янковский попросил у полкового командира графа Потоцкого разрешения померяться силой. Не позволил. Через год снова пришлось быть в этом же цирке. И снова борец приглашал к поединку. На этот раз граф махнул рукой.
    — Иди. Бог с тобой, если рискуешь.
    Вышел на арену. Первым бросился на Петра великан. Но Янковский ловким маневром схватил его в охапку. Поднял. Почувствовал — трещат кости рук соперника. Тот просил отпустить ...
    Так было, или иначе — но это рассказывал ближайший друг Петра, земляк из соседнего села Усичи Людомир Петкевич. Петр Янковский убедился — медвежьей силы для борьбы недостаточно. Нужна еще и техника борьбы.
    После окончания военной службы Янковского пригласили в варшавского цирка. Сначала выступал как борец-любитель. А с приобретением опыта — как профессионал. Потому тщательно изучал методы богатырского поединка. Гастролируя с цирком побывал в Кишиневе, других городах. Администратор московского цирка Богданов убедил переехать в Москву. Здесь выступал вместе с атлетом Владиславом Петлясинським. Даже под одним именем — как собратья. Показывали чудодейственные образцы классической, поясной борьбы, поднятия сказочно большого веса со штангами и гирями.
    Вместе с побратимом переехал в Петербург. Здесь на Михайловской площади содержалась организована в 1885 году атлетическая школа доктора Владислава Краевского. Он сам большую силу имел. И умение своих учеников шлифовал, часто сам борясь с ними. Приобретенные в этой школе умение Петлясинький, Янковский и другие впечатляюще демонстрировали на летней эстраде сада "Эрмитаж". Здесь Янковский установил своеобразный рекорд: сидя на полу, выжав на ладони правой руки весовую трипудову гирю. Этого никто другой не мог сделать. За это волынянина награжден большой серебряной медалью.
    Но все это не удовлетворяло богатыря с циклопическим силой. Его привлекали народные ярмарки, где публика из сел, из ремесленных мастерских — близкая ему по характеру и происхождению.
    Он оставляет столицу. Выступает на ярмарках Поволжья, Крыма, в других местах. Посетил и в родительский дом, в родные пенаты Юзефина, Городка, Луцк, где было много родственников ...
    Вложение 130735
    Летопись богатырских поединков Петра Янковского отмечен многими блестящими победами. Его борцовские биография охватывает почти 40 лет. Атлеты его прозвали "Папаша", потому что он действительно был как бы старшиной борцовского общества. И все помнили, что его единственного не смог в Феодосии преодолеть непреодолимую Иван Поддубный.
    Имя Ивана Янковского встречается в многочисленных публикациях конца XIX — начала ХХ века. Это он развенчал на нижегородской ярмарке немецкого атлета Фосса, считавшийся до сих пор непобедимым. Умелым приемом прославь на брезенте исключительно ловкого болгарского борца, тогдашнего чемпиона мира Николу Петрова ...
    Янковский отлично боролся и на поясах. Крепкие пояса, подбитые мягким войлоком, имели по бокам две ручки. Соперники хватались за эти ручки и пытались бросить друг друга навзничь.
    Некоторое время славу непревзойденного поясного борца имел россиянин Ступин. Его никто не мог одолеть. Говорили, что он щегла мог убить человека. Янковский и его рискнул вызвать на поединок. И дважды подряд положил хвастливого Ступина.
    Придворный борец Бухарского эмира Гусейн также имел славу непобедимого. Янковский и этого в поединке прославь на ковре, как платок. Эти победы "Папаши" наводили страх на многих иностранных гастролеров-борцов.
    Безусловно, в Янковского были и поражения, и ничьи. 1901 года в Севастополе снова вел борьбу с Иваном Поддубным. Полтавчанину долго не удавалось преодолеть волынянина. Но неожиданным приемом же удалось положить Янковского. В 1905 году в Петербурге собрался цвет борцовские элиты всей Европы. Здесь Янковский из десяти борцов одолел пятерых. На варшавских соревнованиях в 1908 году наш земляк одержал верх даже над девятью тогдашними великанами, а с тремя зафиксирована ничья. В том же году в Петербурге он одержал победу над шестью исполинами.
    К концу 1908 года в московском театре "Аквариум" собрались аж 17 самых выдающихся борцов. Среди них был и Петр Янковский. Он провел здесь 16 поединков, и в каждом — победил. Получил первый приз. Редко кому кроме Поддубного такое удавалось.
    Вложение 130736
    В следующем 1909 Янковский участвовал в семи самых престижных борцовских соревнованиях в Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле и других городах. И везде был призером. В Нижнем Новгороде было аж 14 поединков с известнейшими тогда силачами — Крымовым, Микулой, Петерсоном и другими. Одолел всех с большим преимуществом. На цветных рекламных плакатах Янковского изображали великаном с мощными мускулистыми грудью, руками. Круглолицый. Хорошие казацкие усы, подкрученные вверх. Пристальный взгляд карих глаз, похожих на материнские. На безрукавке более десятка золотых и серебряных наград.
    Рост — 193 сантиметра. Вес — 146 килограммов.
    И подпись — "Урсус Петр Янковский — чемпион-атлет России, Польши, Кавказа, Туркестана".
    В 1911 году Янковскому исполнилось 50 лет. Казалось бы достаточно поединков. Но он еще был крепок как корневище старого запорожского казацкого дуба. В петербургском цирке "Модерн" шесть лучших борцов пробовали положить его. Не удалось. Победил волынянин.
    Сохранились отчеты о встречах атлетов и за последующие годы. "Стареющий лев" Янковский, как шутили его соперники, не раз имел блестящие, престижные победы, хотя здоровье заметно отставали. Даже в 1916 году рискнул встретиться с значительно моложе Иваном Поддубным. И хотя уступил, но показал себя достойным соперником сильнейшего борца мира.
    Но на смену старому поколению атлетов-борцов вырастала молодая когорта. И ей понадобился опыт не только непобедимого Ивана Поддубного, но и Янковского. В 1918-27 годах он выступал уже как судья борцовских чемпионатов.
    Сломал его не возраст, а болезнь. Не стало Янковского в 1932 году. Волынские спортивные руководители давно уже намеревались организовать соревнование атлетов региона на приз своего земляка Петра Янковского. Да так и не осуществили его. А стоило бы.

    Некоторые забытые, но не побитые рекорды силы
    Жим трехпудовой гири, держа ее на ладони и сидя на полу (1905г.)

  18. #18
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Петр Янковский
    in_1.JPG
    in_2.JPG
    in_3.JPG

  19. #19
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    Кануков Темирболат (Бола) Дударикоевич, по прозвищу “Казбек-Гора" (1869-1922)
    Бола Кануков
    bol_1a.JPG
    Легендарный силач-великан, цирковой борец-профессионал начала XX века. Родился в селении Кобан, Северной Осетии С детства был приучен к тяжёлому физическому труду. Но исполинские данные и необычайная природная физическая сила, о которой в народе до сих пор ходят легенды, привлекли к нему внимание цирковых деятелей того времени. Будучи скормным, добрым по характеру осетином-горцем, Бола не раз побеждал именитых борцов, и вызывал бурное восхищение публики.
    Выступал в тяжёлом весе.
    Рост - 228 см., вес- 224 кг.
    Победитель многих международных соревнований
    В историю спорта вошёл под именем “Казбек-Гора”. Оставаясь преданным тогдашним нормам приличия своего народа, он никогда не выходил на арену без одежды. Благодаря Бола Канукову, к цирку приобщился Али-Бек Кантемиров, ставший затем родоначальником знаменитой цирковой династии наездников и основателем Советского конного цирка. О Бола Канукове:
    С.Г.ГАГИЕВ. ОСЕТИЯ СПОРТИВНАЯ. 1999 г.
    Всемирно известный цирковой борец Бола Кануков родился в сел. Кобань Северной Осетии.
    За огромный рост (2 м 28 см), большой вес (224кг) и незаурядную физическую силу в народе его называли Казбек-Горой.
    Много интересного о его богатырской силе рассказывали старики-кобанцы, которым довелось жить рядом с Бола. Однажды он вез балки на быках. На крутом подъеме один из быков заупрямился, подвода подалась назад. Бола быстро отпряг быка, подставил грудь к ярму и вместе со вторым быком вывез подводу с тяжелым грузом на гору. Когда же отец, узнав об этом, стал ругать его за «глупые» упражнения, Бола ответил, потупив взор: «Не ругай меня, отец, бык еще молодой, неопытный, а подъем, видишь, какой крутой. Я просто не мог не помочь ему, когда он остановился и умоляюще посмотрел на меня». Потом, улыбнувшись, добавил: «Да и испытать себя хотел». Бола было тогда всего 17 лет.
    С быстротой молнии разнесся слух о сказочной силе Бола. Каждому хотелось лично убедиться в этом, но на уговоры поднять камень или какой-то другой большой груз не поддавался.
    Бола был удивительно скромен. И все-таки однажды такой случай представился. Соседи хотели подковать неукротимого скакуна, но он никак не шел к станку. Тогда попросили Бола подтолкнуть коня сзади. Скакун крепко лягнул его по колену.
    Парень вскипел, схватил его за задние ноги и дернул с такой силой, что конь упал. Присутствующие ахнули от удивления.
    Слухи о чудо-богатыре дошли и до столицы. Из Петербурга, Москвы и других городов России приезжали люди, предлагавшие ему поступить в цирк и заняться профессиональной французской борьбой. И Бола стал выступать в цирке. После первого же выступления слух о нем прошел по всей России. Побеждал в основном благодаря своей неимоверной силе. В скором времени становится известным борцом, вошел в число сильнейших в России, был победителем нескольких международных цирковых чемпионатов, проходивших как в России, так и за рубежом.
    bol_3a.JPG
    Известный дагестанский силач Сали-Сулейман вспоминал, что в 1908 г. Казбек-Гора положил на лопатки Георга Гагкеншмидта, одержал победы над Иваном Шемякиным, Николаем Вахтуровым, армянским борцом Мыкыртычевым, персом Али, японцем Ону и др.
    В Варшавском и Берлинском цирках победил многих борцов, среди которых: болгарин Никола Петров, турецкие борцы Шекир Пельван, Ахмед Пельван, Коч-Ахмед, англичанин негр Цыпс, американец Бамбула, итальянец Джаморе, датчанин Педерсон и другие.
    Имя Темирболата Канукова широко афишировалось, выпускались почтовые открытки с его фотографиями, о нем часто писали в газетах, публиковали отчеты о чемпионатах борцов.
    Вот как писала газета «Каспий» о выступлениях Бола на международном чемпионате французской борьбы в цирке Никитина в г. Баку в 1909 г.: «9 апреля, Иогансон (чемпион Норвегии) выходит на арену, смотрит на своего противника — осетинского колосса и пожимает плечами с таким видом, как будто хочет сказать: «Ну что с ним я смогу сделать?..» И действительно, ему не приходится много стараться. Сразу же после свистка Кануков идет на него, ловит после двух-трех уверток на передний пояс и кладет его на лопатки в 26 секунд».
    «12 апреля. Темирболат Кануков — Мультон (чемпион Южной Америки). Мультон заранее обречен на поражение, и весь вопрос в том, долго ли удастся продержаться. Оказывается, недолго. Кануков хватает его на передний пояс и кладет в одну минуту 26 секунд».
    «23 апреля. Темирболат Кануков — Буччиони (чемпион Италии). Ловкий итальянец, знаток французской борьбы, умело защищается от осетинского великана и даже пробует в свою очередь наказать, но Кануков лежит в партере, как скала, итальянец не может его повернуть. Но вот в партере Бола поворачивает его на одно плечо. Буччиони, спасаясь, делает мост, но Кануков ломает его своим колоссальным весом и кладет итальянца в 9 минут 15 секунд».
    Последний раз боролся в 1917 г. в г. Баку.
    Человек огромной физической силы был скромным, добродушным, мягким и весьма уважительным человеком.
    Таким он и остался в памяти народа наш прославленный богатырь Темирболат Дударикосвич Кануков — Казбек-Гора. Умер он в станице Майской Кабардино-Балкарии.
    bol_2a.JPG
    В начале века в России было хорошо известно имя осетинского великана Бола Канукова. При росте 2 метра 28 сантиметров он весил 224 килограмма. Десятилетним начал работать с отцом на лесоповале. А к пятнадцати годам окреп настолько, что один кантовал бревна, которые и четырем взрослым мужчинам были не по силам. Как и большинство сильных людей, Бола был бесхитростен и добр. Говорят, однажды он сопровождал груженный тяжеленными балками воз, в который был впряжен молодой сильный бык. На одном из подъемов выбившийся из сил бык остановился. Бола выпряг его, сам взялся за воз и втащил его на гору...
    Решили односельчане Бола не то подшутить над ним, не то экзамен его силе устроить. Зная, что он поедет в поле за сеном, они согнули в дугу довольно крепкое дерево и закрепили на нем стог сена. Приезжает Бола, обвязывает стог веревкой, чтоб подтянуть его поближе к дороге, где воз остановился, а стог ни с места. Бола дергает сильнее и рвет веревку. Тогда он обвязывает стог двумя веревками, дергает уже по-настоящему и вырывает с корнем дерево, на котором этот стог был закреплен.
    В 1904 году Бола Кануков стал профессиональным борцом и выступал на цирковой арене более десяти лет. Не отличаясь особо изощрённой техникой - откуда ей было взяться у богатыря, впервые вышедшего на ковер на четвертом десятке жизни? — он побеждал своих соперников силой и смелостью. Случалось ему выигрывать у Петра Янковского, Яна Яго, иранца Али, японца Ону, немца Миллера, француза Понса, американца Бамбулы, датчанина Петерсона и многих других.

    Я. ДЫМОВ. 1985 г. Такая участь выпала лишь на долю феноменального силача Темирболата (Бола) Дударыкоевича Канукова, Казбек-Горы, как его прозвали в цирке. Необычно развивался этот богатырь. До года он был хилым, болезненным и таким крохотным, что отец накрывал его шапкой. Затем начал стремительно расти, набирать мощь.
    К пятнадцати годам рост Болы достигал 2 метров 24 сантиметров, весил же осетинский «уаиг» (великан) более 200 килограммов.
    Такого силача трудно спрятать в маленьком селении Кобан, да и самому Темирболату не сиделось в своем горном гнезде. Испросив дозволения у отца, поехал Бола во Владикавказ, где гастролировал цирк Труцци. Присмотрелся как «сражаются» профессиональные борцы и бросил вызов самому сильному из них покличке «мясник».Чемпион, попав в тяжелые как жернова, ладони гиганта, сдался через полминуты.
    Так Темирболат стал цирковым атлетом... Любил Бола бороться в партере. Он наваливался на соперника всеми своими тринадцатью пудами, просовывал свои жилистые, гибкие, как хлысты, руки под плечи распластанного противника, соединял их на его шее и переворачивал жертву так называемым двойным нельсоном на спину. После такогокульбита соперник Казбек-Горы не сразу приходил в себя... Последний раз Бола выступал в 1917 году в Баку. Это был прощальный и самый трудный турнир. Достаточно сказать, что соперниками Казбек-Горы были чемпионы мира Иван Заикин и Клементий Буль, знамёнитый дагестанец Сали Сулейман, иностранные звезды: «надежда Англии» чернокожий Ципс, шотландец Мочур и др.
    Последний раз Бола дал волю своей геркулесовской мощи и в знак победы над многими известными «гладиаторами» неуклюже кланялся ей со светового пятачка арены, слишком тесной для его великаньей фигуры. Так и остался он в истории отечественной атлетики легендарным борцом, грозой чемпионов, диковинным силачом.

    И. БОРИСОВ. 1961 г.
    Семья у него была небольшая — жена, дочь и приемный сын Василий. Усыновил Бола русского мальчика Василия, когда тому было 2,5 года. Бола любил его не меньше родной дочери.
    Умер Бола в 1922 году необычной смертью. В тот год был хороший ураожай пшеницы, и он поехал с товарищами в Георгиевск — на заработки, В поле их застала гроза. Все бросились бежать под навес, он один остался в поле, приподнял стог соломы, лег на сырую землю и, прикрывшись стогом, уснул. После грозы он не смог встать, его привезли домой больным. Прохворав три недели, он скончался и был похоронен в Майском. В 1934 году умерла и его дочь. Во время Отечественной войны Василий сражался в рядах Советской Армии и в 1942 году геройски погиб на поле сражения. Газета «Социалистическая Осетия», 18.12.1988 г.

  20. #20
    Накажи меня Аватар для oldman
    Регистрация
    05.11.2009
    Адрес
    г.Воскресенск ул.Победы
    Возраст
    62
    Сообщений
    551

    По умолчанию

    не удалось найти фото силача, если кто найдет, опобликуйте пожалуйста.
    П.И. Рябов (Проня Мартыновский) 1858-1910

    Прокофий Иванович Рябов (Проня Мартыновский). Родился в 1858 году в селе Большой Мартын (отсюда и псевдоним) Бобровского уезда (ныне Панинский район) Воронежской губернии. Его отец обладал могучей силой и буйным нравом, за что односельчане звали его «Грозный Иван». Он умер после того, как подлез лошади под брюхо и оторвал ее от земли. Видимо, надорвался.
    Еще более могучей природной силой обладал его сын Прокофий. Как и отец, крепко увлекался спиртным, много чудил, демонстрируя свою силу. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он по примеру отца нанялся к помещику в извоз. На своей лошаденке вместе с земляками возил из имения помещика зерно в Воронеж. Как-то в одну из поездок мужики обидели его, и он решил пошутить над ними. Это случилось на постоялом дворе в Рогачевке. Усталые за дорогу мужики крепко заснули и не ведали, что учудил Проня. Когда они утром вышли во двор, то очень удивились: их повозки вместе с грузом стояли одна на другой в виде большой каланчи. Мужики, глядя на это, с изумлением почесывали затылки, а Проня только посмеивался.
    Когда Проня достиг призывного возраста, Бобровское воинское присутствие дало ему отсрочку, так как он был единственным в семье кормильцем. Медицинская комиссия, обследовавшая его, удивлялась богатырскому телосложению новобранца и огромному росту. Пальцы на его длинных руках были похожи на огурцы.
    Мать подыскала Проне жену - Лукерью Перетокину. Девушка была высокая ростом, но здоровьем слабая. В 1883 у них родился сын Федор, который погибнет в империалистической войне. Через два года родился второй сын Сергей. Он жил в родном селе Большой Мартын.
    Сначала Проня занимался дома по хозяйству, а потом нанялся плотником к местному купцу. Односельчане, зная силу Прони, часто просили ради забавы «пошутить». И он «шутил». То чей-то картуз под угол дома подложит, то металлическую цепь разорвет, то быка за рога свалит. Один раз мельничный жернов весом в полтонны перекинул через забор. Вытворял и другие штуки.
    В 1896 году в Санкт- Петербурге было создано добровольное атлетическое общество, которое возглавлял крупный коннозаводчик, силач и борец граф Г. И. Рибопьер. Покровителем общества состоял брат царя великий князь Владимир Александрович Романов. Оба они искали силачей из народа.
    Однажды Романов и Рибопьер гостили на Чесменском конезаводе Бобровского уезда. И до них дошел слух о богатырской силе Прони. В этот период он переживал трудное время. У него от туберкулеза умерла жена, и его детьми занималась мать. Проня с горя много пил. Высокие гости послали за Проней карету. Привезли его. Вопреки обычаю он не встал перед ними на колени - гордый оказался. Прокофию Ивановичу предложили работу в Санкт-Петербурге в качестве денщика великого князя, а заодно учиться в атлетическом обществе. Проня сначала отказывался, ссылаясь на нехватку средств на содержание детей и матери. Тогда дали ему сто рублей, деньги по тому времени немалые, чтобы он передал их матери, а ему обещали, что в столице он благодаря своему таланту и возможностям станет богатым. Таким образом, Прокофий Иванович оказался в Санкт-Петербурге.
    Здесь он начал тренироваться. Граф Рибопьер выписал для него из Парижа знаменитого тренера Эжена де Пари. Из-за несговорчивого характера Прони отношения не сложились, и это плохо сказалось на деле. В поединке с цирковым борцом Тимофеем Медведевым Проня потерпел поражение, так как его соперник использовал запрещенные приемы борьбы, опасные для жизни и здоровья. Этого хотел сам тренер, невзлюбивший Проню за строптивость. В конце концов, великий князь Владимир дал Проне денег на дорогу и велел ехать домой, чему наш земляк был рад, так как уже сильно соскучился по своим детям.
    Поезда тогда в Москву ходили редко, и Проне пришлось долго ждать. От нечего делать пошел в трактир, напился и заснул. Когда проснулся, обнаружил, что ни денег, ни документов у него нет: его обокрали. Пришлось обратиться к начальнику вокзала. Там, в конторе, оформлял здоровенный на вид человек. Когда он узнал, что Прокофий Иванович из Воронежской губернии, то обрадовался встречи с земляком-воронежцем. Это был антрепренер и спортивный судья Симпатий. Он держал группу борцов и силачей, с которой разъезжал по всей России, выступая в цирках. Симпатий, узнав кто такой Прокофий, решил взять его в свою труппу.
    При этом заявил ему, что среди артистов он будет называться именем Проня Мартыновский. Под этим именем он станет известным во всей стране. Наш земляк поселился в гостинице вместе с Симпатием и был доволен развитием событий. Затем начались турниры с борцами-профессионалами На одном из поединков он так сильно послал в нокаут борца-китайца, что того еле спасли от смерти. Присутствующий здесь городской полицмейстер, узнав, что у Прони проблемы с документами, приказал ему немедленно ехать в свое село.
    Так наш земляк снова оказался в родном Мартыне. А тут уже вовсю гуляли слухи о том, что он на турнире убил человека. Популярность его росла, и к ней кое-кто относился с черной завистью. В селе жили два брата Бутуза, которых боялись все сельчане. Они верховодили в кулачных боях. Однажды на сельской свадьбе Проня повздорил с братьями, и они решили хорошо проучить его. После свадьбы братья встретили подвыпившего богатыря на мосту через овраг с вилами в руках. Обученный атлетике Проня мгновенно скинул одного из них в овраг, у второго выбил из рук вилы и так схватил его всей пятерней за живот, что пальцы силача сомкнулись вместе. Оба брата скончались на второй день. На Проню завели уголовное дело, но поскольку он защищался голыми руками, а нападавшие были вооружены, сельский сход взял его на поруки, и суд оправдал его.
    Однако после нашумевшего трагического случая Проня не мог оставаться в родном селе и уехал на станцию Давыдовка, где занимался строительством новых домов, в чем уже имел опыт. Здесь он нашел себе по душе девушку по имени Устинья и женился на ней. На правах жены он ввел ее в новый дом, который построил в Лисках. Потекла тихая семейная жизнь. У них родилось трое детей, но вскоре семейная идиллия снова нарушилась.
    Проню отыскал Симпатий и с трудом уговорил его выступить в Воронежском цирке. Проне пришлось схватиться с иностранным борцом Маором, который часто побеждал не силой, а подкупом и мошенничеством. Так случилось и с Проней. Первый раз наш земляк победил соперника. Оскорбленный тщеславный Маор потребовал новой встречи. На этот раз он уговорил Проню согласиться на ничью, за что обещал дать ему сто рублей. Так и поступили. Когда встреча борцов закончилась вничью, Проня пришел за деньгами, но Маор отказался платить. Расстроенный обманом Проня вернулся домой и снова взялся за плотницкое дело, в работе стараясь забыть о неприятном случае, наглом обмане. Дни шли за днями, работа спорилась. Как-то на стройку заехал очередной заказчик - купец из Бутурлиновки. Говорили, что у него в центре слободы огромный двухэтажный дом, своя паровая мельница, большие склады, успешно идет торговля зерном и кожевенными товарами. Рассказывали, что это именитый в слободе купец А. В. Кащенко, меценат и благотворитель. Он спросил у строителей, не желают ли они поработать у него в Бутурлиновке - дел там много, хватит всем. Особое внимание купец обращал на Проню, зная, что он выступал в цирке, состязался с Маором. Купец любил цирк, особенности последнего поединка знал хорошо и возмущен был несправедливостью' соперника нашего земляка. Разговор купца о заказе являлся лишь поводом сблизиться с Проней. А. В. Кащенко сказал ему, что по своим торговым делам ездил в Харьков и что там выступает борец Маор. Он хвастается всем, что в Воронеже на турнире победил Проню Мартыновского. Проня сначала не поверил словам бутурлиновского купца. Обида снова накатила на него. Но тогда купец показал привезенную из Харькова афишу.
    - Это же неправда! - вспылил Проня.
    - Я сам знаю, что неправда, - подтвердил А. В. Кащенко, - но в Харькове об этом никто не знает. Поедем туда и докажем, восстановим справедливость.
    Проня начал отказываться, ссылаясь на нехватку денег на дорогу, простой в работе. Купец твердо заверил, что все расходы берет на себя, и Проня согласился на поездку.
    Приехали в Харьков, а там по всему городу расклеены афиши, извещающие о выступлении сильнейшего человека мира Маора. Купец с Проней взяли билеты в цирк и устроились там на галерке. На огороженном канатом помосте самоуверенный Маор одного за другим нокаутировал соперников. Наконец судья объявил о том, что если кто хочет сразиться с чемпионом на русских кулачках, пусть выйдет и даст расписку, чтобы в случае смерти никого не винить.
    Неожиданно из задних рядов поднялась могучая фигура Прони, и он басом проговорил: - «Я желаю сразиться. Я дам расписку. Только пусть и Маор подпишется».
    Проня Мартыновский вышел на сцену. Его появление привело противника в смятение. Зал замер в ожидании интересного поединка. Бросили жребий. Первым досталось наносить удар Маору. Проня встал вполоборота, закрыв сердце рукой. Мощный удар сотряс его тело, от которого у нашего земляка сломалось ребро и вдавилось в грудь. Проня пошатнулся, но устоял. Превозмогая боль, он готовился нанести ответный удар. Маор стоял перед ним, наклонив вперед свой мощный лоб. Собрав всю силу могучего организма в один кулак, богатырь ударил противника прямо в лоб, и тот рухнул на пол бездыханно.
    Теряющего сознание Проню отправили в гостиницу, где за ним ухаживала сиделка. Купец тем временем при помощи взяток и подачек улаживал, чтобы закрыли уголовное дело. Это ему удалось сделать. После выздоровления они вместе поехали в Бутурлиновку к купцу. В его огромном красивом доме на улице Широкая (сейчас в нем размещается торгово-экономический техникум) собрались купцы, ссыпщики зерна, лавочники, именитые люди слободы. Гуляли, пили водку, испытывали возможности богатыря. Всем водку наливали в обычные стаканы, а Проне в пивные бокалы. Потом он пил на спор, что за сто рублей одним духом опорожнит четверть водки. И выпил.... Это, в конце концов, и погубило его.
    Проня Мартыновский (Прокофий Иванович Рябов) умер в 1910 году. Богатыря из народа похоронили в Бутурлиновке на старом кладбище, что возле рынка. На его могилу положили большой серый камень. Так закончилась бурная жизнь народного богатыря.
    ... Сейчас его имя забыто у нас, а в конце 19-го начале 20-го века оно было известно по всей России. О нем много писали в газетах. Один автор в публикации того периода высказал такую мысль: если бы Проня-богатырь знал способы и приемы поднятия тяжестей, ему бы не нашлось равных не только в России, но и во всем мире.

    oldman добавил(а) 06.07.2010 в 11:14
    Богатырь Ванька Леший
    Иван Лобанов. Слышали про такого? Уверен, что 99% скажет — нет. А, между прочим, имя нашего земляка наводило страх на силачей всей Европы. Простой русский парень, наш земляк был одним из сильнейших людей в мире. Какие там анаболические «Мистеры Олимпия», стероидные «бодибилдеры» — великан из Архангельска по прозвищу «Леший» мог держать у пристани пароход, все машины которого работали «полный вперед». А сестра его еще здоровей была.
    Вот некоторые народные воспоминания:

    …Надо было дом построить: Иван Лобанов в лес пошел.
    — Почему ты бревна без спроса рубишь? — лесник спрашивает.
    — Я бревна не рублю, у меня это жердьё.
    — Как жердьё? Я сейчас смеряю.
    Ванька Лобанов бревна торчмя в снег ставит:
    — Полезай, меряй!...

    …Отправляясь в одну из <...> поездок, Лобанов еще раз продемонстрировал свою силу. Усевшись на корме небольшого пароходика — «макарки», как их в то время называли, он перекинул руку через борт и охватил тумбу на пристани. Был дан свисток, но пароходик стоял. Посланный капитаном матрос доложил, что всё в порядке. Снова свисток, и опять — ни с места. Дружно смеялись пассажиры.

    …Первое время он грузил на пароходы лес и уже тут удивлял рабочих своей недюжинной силой. Бревна на пароход подавались ношами. Пять нош укладывала вся артель, а шестую — Иван. Он никогда не брал в руки аншпуга, любое бревно обхватывал руками и клал его как обыкновенный дровяной кряж.

    ...Однажды погрузки не оказалось, и тогда Лобанов попросился принять его на работу в чужую артель, которая работала на забивке свай. В артели соседи-земляки не захотели принять чужака. Иван обиделся. Вечером, когда рабочие артели ушли домой, он подошел к копру, снял чугунную бабу, которой забивались сваи, и бросил ее в болото. Баба весила около сорока пудов.

    …Был такой случай, говорит: он выкинет двухпудовую гирю метров на двадцать в вышину, а мне приходилось подхватывать эту двухпудовую гирю.

    …Однажды тоже такое было дело. Были мы в Архангельском городе, рассказывал Илья Александрович, и все шли со байны, нас человек было пять или шесть. И вот на нас напали многи, много человек. Лобанов захватил одного за ноги и стал размахивать — а все остальные разбежалися.

    …Выпивал он четверть водки сразу. Так у нас все и говорили бывало:
    — Я не Лобанов, да и не Леший. Как что пропадет, так говорят:
    — Леший унес, Лобанов унес...

    2 метра 6 сантиметров — рост поморского богатыря. Обувь — на заказ. Вес — история умалчивает… Вообще полных биографических данных о нашем герое нам найти, пока не удалось. Все сведения об Иване — отрывки из воспоминаний. Таковыми с нами поделился ветеран тралфлота Павел Михеич Селезнев. Дед Павла Михеича работал вместе с Лобановым в порту, на погрузке кораблей. Однажды непомерную силищу Ивана оценил хозяин одного из цирков, где в дореволюционные времена были популярны выступления борцов. Он пригласил Ваньку во Францию, где тот выучился борьбе. А спустя пару месяцев — «шухерил» и ложил на лопатки всех чемпионов…

    Иван Лобанов в Петербургском цирке
    Иван Лобанов в то время уже оставил работу на лесопильном заводе и был профессиональным борцом в цирке Изако. Слава феноменального северного богатыря бурно катилась по всей России.
    В Петербурге были назначены состязания по французской борьбе. Предприимчивый импресарио повез Ивана Григорьевича в тогдашнюю столицу. Когда устроители состязаний узнали о приезде Лобанова, они (видимо, не без подкупа хитроватых антрепренеров других борцов) внезапно прекратили запись. Все они, конечно, побаивались борца из Архангельска. Свой отказ включить Ивана Лобанова в состав претендентов мотивировали его опозданием.
    Все же в день состязаний Лобанов в цирке появился, разумеется, как зритель. Он сидел в первом ряду вместе со своим импресарио. Вид у обоих был совсем не горестный. Наоборот, импресарио даже улыбался.
    А после антракта, когда должен был начаться парад участников состязаний, на арену неожиданно вышел Иван Лобанов и положил на середину ковра огромный железнодорожный рельс. Затем он спокойно и невозмутимо сел на свое место.
    Публика недоумевала и неистовствовала — шум, хохот, свист, аплодисменты, словом, в цирке — цирк.
    Находчивый импресарио Лобанова перехитрил и посрамил своих коллег и организаторов состязаний. Те, конечно, понимали, что рельс не сможет убрать ни один из борцов. Это могли сделать только, общими усилиями два борца. Произошел конфуз.
    Распорядителю пришлось тихонько попросить Лобанова вынести с арены непосильный для других груз. Импресарио архангельского богатыря поставил условие: включить Лобанова в состав участников борьбы. Условие было принято. Иван Григорьевич убрал рельс и вскоре появился среди остальных борцов на параде.
    В тот день, как и прежде, северянин не имел ни одного поражения. Цирк бушевал, приветствуя победителя.

    Известно, что где-то до 60-х годов его могила находилась при входе на Вологодское кладбище Архангельска. Сейчас там пусто. Смерть его окутана тайной. По одной из версий, при приезде в город он выступал на турнире, где ему предложили поддаться одному французу и заработать на этом неплохие деньги. Он отказался и одержал победу. Организаторы соревнований повели его в ресторан, где и отравили…
    Есть и другие версии его смерти:
    … Его отравили силачи. Взяли Ивана в цирк, а он всех правил не знал. В охапку схватит да положит. Никто его побороть не может. Всем завидно и стало. Нюхательным табаком сыпнули в глаза, потом слепого и отравили.

    …Равных Ваньке Лобанову не было на Севере. Лет тридцать ему было, когда его отравили...

    …Я не знаю, сколько он был, но я-то слышал, что он погиб в Ярославле якобы, что там он сказал:
    — Выройте яму мне, кладите плиту железную и вставайте сорок человек — я вас подниму.
    Ну, они это сделали, он туда зашел, они плиту на него клали, а там собирали, напасли грузу. Когда он залез, они на плиту на эту еще дополнительного грузу навалили.
    Ну, он там и задохся.
    Вот я что слышал об нем, об этом... а фамилии его не помню, а там говорили мужики, что Ванька, дан. А как фамилия, не знаю.

    oldman добавил(а) 06.07.2010 в 11:29
    Лидия Рыбакова (ее вес - 68 кг) отрывала от земли штангу весом 900 кг. В возрасте 33 лет, 4 марта 1990 года, стронула с места и протащила по асфальту автобус ЛАЗ с 48 пассажирами в салоне общим весом 10 тонн 850 килограммов. 20-летняя Светлана Гаврилина из Серпухова в декабре 1991 года сдвинула 40-тонный Ту-134 более чем на два метра. До своего рекорда Светлана семь лет занималась... балетом. Рост ее 164 см, вес 56 килограммов. Сейчас она уверенно поднимает на поясе 500 кг, а также закрепленный на поясе гриф, на котором сидят 7 взрослых мужчин.

    15 апреля 1895 года американка Джозефина Блатт (1869-1923 гг.) удержала перекинутый на ремнях через плечи груз в 1616 килограммов. Этот женский рекорд поднятия тяжестей не побит до настоящего времени.


    Муж Лидии Рыбаковой - Анатолий Иванович Самодумов 1940года рождения еще больший силач - он отрывает от земли шгангу весом более полутора тонн! Он не выглядит силачом: рост 164 сантиметра, вес-70 килограммов, При этом житель Серпухова творит настоящие чудеса. Может, например, оторвать от земли штангу весом шесть с половиной тонн. Говорит, что может поднять и больше. Но... --Не всякий гриф выдержит такой вес. Ломаются. Однажды 60- миллимитровый гриф из спецстали согнулся, а "блины" проломили пол в доме...
    О своем методе он рассказывает так.
    --В 1972 году я задумался: как можно поднять большой вес, затратив меньше сил? Разработал особую штангу. И за год довел вес, который мог поднять, до 1310 килограммов. Потом, будто стена образовалась--психологическая. Чтобы ее пробить и увеличить вес всего на 50 килограммов, понадобился целый год!
    После этого дело пошло легче. Сейчас я остановился на шести с половиной тоннах. И это реально!
    Если работали бы только мышцы и сухожилия, они такой нагрузки не выдержали бы. При супернагрузках включается новый порог сознания. Открываются другие возможности...
    Изнурительных тренировок Самодумов не признает. По его методике достаточно одного двухчасового занятия в неделю. При этом человек не наращивает мышцы. Гигантский вес он поднимает за счет включения внутренних резервов организма.
    Зал для занятий в доме Самодумова--комнатка пять на пять метров. Ничего лишнего, только "железо". Все самодельное. Нет ни возрастных, ни физических ограничений. У Самодумова занимаются и двухгодовалые детки, и 80-летние бабульки. Майор милиции в отставке Валентина Дружинина обратилась к Самодумову за несколько дней до онкологической операции. Тогда, стоило ей взять в руки сумку в три килограмма весом, как открывалось кровотечение. Сейчас женщина поднимает 800 килограммов. А одна из учениц-Анжелика--недавно поставила рекорд: 1100 килограммов!
    Самодумов любит удивлять. То сорокотонный Ту-134 по взлетной полосе протащит, то, сцепив руки, удерживает на месте две ревущие иномарки.
    --Да, я бы и четыре машины держал, но боюсь, что люди в обморок попадают. Однажды приятель-иностранец предложил удержать шестисотый "мерседес". А мне-то что--хоть трактор!
    Разгоняется он, потом авто замирает на месте. Я кричу: "Давай!" Газуй!" Закончилось плачевно: колеса вспыхнули. А какие глаза у иностранца были--не описать. Как-то к американцам в гости привез свои "железки". Начал с 700 килограммов. Янки даже не заметили, как я поднял вес. Видят--стоит мужик, улыбается, что- то говорит. Опустили глаза к полу--и обомлели. А когда 1400 килограммов оторвал от пола, они вообще дар речи потеряли...
    А недавно знакомым американцам серпуховчанин предложил аттракцион: он будет держать пять минут платформу с 20 человеками. Они будут танцевать, в биллиард играть, а Самодумов в это время будет с ними разговаривать...
    --Хотя, если честно, надоели эти фокусы,--признался Анатолий Иванович.--Ну сколько можно доказывать!..


    PS: с трудом верится в достижения этого Самодумова, но может быть это и правда? Может кто-нибудь подтвердит его рекорды?

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 2 (пользователей: 0 , гостей: 2)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •